1951 год: первый разгром заповедников

Уже в конце 1949 г. в Совмине СССР встал вопрос о более широком использовании заповедников в хозяйственных целях. В июне 1950 г. на запрос Совмина СССР Минлесхоз СССР сообщает правительству: "1. Значительная часть лесов не лесоустроена. 2. Лесовосстановительные мероприятия проводятся в крайне ограниченных размерах... (...). 4. Санитарное состояние лесов во многих заповедниках неудовлетворительное (...). 6. Научная работа по вопросам лесного хозяйства не координируется (20). В заключение министр лесного хозяйства А.И. Бовин предложил: "1. Пересмотреть режим заповедности. 2. Организовать единый центр административно-хозяйственного и научно-методического руководства заповедниками и пересмотреть условия работы заповедников" (20). Вопросы лесного хозяйства курировал тогда заместитель председателя Совета Министров СССР Маленков. По-видимому, именно по его инициативе уже 20 июля Совет Министров СССР предложил Советам Министров республик, Госплану СССР "представить предложения о сети и мерах по улучшению деятельности заповедников" (20).

Председатель Госплана СССР Сабуров внимательно изучил мнение республик, АН СССР и 18 ноября 1950 г. направил в Президиум Совета Министров СССР проект постановления Совета Министров СССР "Об улучшении работы в заповедниках" (20). В сравнении с подписанным позднее Сталиным, данный проект был довольно либеральным. Так, в РСФСР предполагалось ликвидировать три заповедника (а не 26, как это было сделано впоследствии). Кроме этого, Главку по заповедникам при Совете Министров СССР разрешалось начать печатать труды заповедников, работникам заповедной сети предполагалось повысить зарплату. Однако этот проект не был поддержан. По-видимому, в это дело вмешался Сталин. 24 ноября 1950 г. Бюро Совета Министров СССР после предварительного рассмотрения всех предложений "поручило Министру Госконтроля Меркулову представить окончательное предложение по заповедникам" (20). До 1950 г. Меркулов работал в НКВД под непосредственным руководством Берии, и лишь в октябре 1950 г. занял высокий пост министра союзного Министерства госконтроля. Чтобы себя хорошо зарекомендовать, ему было необходимо какое-нибудь громкое "дело". И естественно, "дело заповедников" подошло как никогда кстати.

Уже 24 ноября 1951 г. Меркулов подписал приказ о тотальной проверке заповедников СССР. Для смотpа более чем шестидесяти заповедников и главков по заповедникам Белоруссии, Украины, Узбекистана, Грузии и России было направлено 200 человек контролеров из союзного и республиканских министерств госконтроля. Было собрано множество фактов, дискредитирующих заповедное дело.

В Аскании найти негативные факты оказалось проще пареной репы. Старший контролер Мингосконтроля СССР И. Никулин отчитывался перед шефом: "При проверке на месте 8 декабря с.г. на заповедной степи паслось 100 лошадей и 37 коров колхоза им. Ленина Ново-Троицкого района, 300 овец колхоза им. Молотова и 100 голов крупного рогатого скота совхоза им. Чкалова... Кроме того, для обеспечения животных кормами Институт выделил на площади основного массива заповедной степи 9578 га пастбищ и 10500 га сенокосов. Фактически в 1950 г. сенокошение производилось на площади 18490 га (...). В связи с проверкой следовало бы:

1. Заповедную степь для Института оставить в размере 1500 га ... Во время проверки прокурор Ново-Троицкого района предложил провести глубокую ревизию Аскании-Нова. Свое предложение он мотивировал тем, что Институтом на протяжении более 4 лет производились заготовки леса в Брянской области, но никакой отчетности о количестве заготовленной древесины не велось, второе - Институт в 1949-1950 гг. получил более 100 тыс. рублей от Министерства сельского хозяйства УССР на проведение научно-исследовательской работы, но в бухгалтерском балансе эти деньги включены не были (...)" (21).

Дирекцию заповедника Хомутовская степь обвинили в том, что она не приняла "достаточных мер к проведению мероприятий по борьбе с животными-вредителями сельского хозяйства и сорной растительностью, представляющих большую угрозу как для заповедника, так и для колхозных полей" (20).

Генический райсовет написал в ходе проверки, чтобы местным колхозам передали часть "бесполезного" Азово-Сивашского заповедника.

Во многих заповедниках составлялись списки "неблагонадежных" сотрудников.

13 января 1951 года в Совмине Украины собралось совещание по заповедникам. От Академии наук УССР присутствовал ее вице-президент, академик П.С. Погребняк. Он выступил резко против сокращения сети украинских заповедников. В результате председатель Совета Министров УССР Коротченко отправил в Москву письмо с предложением не трогать большинство украинских заповедников. Однако Меркулов продолжал нажимать, но украинский ЦК не со всем был согласен.

Москва
Министерство Госконтроля СССР
товарищу Меркулову

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ТЕЛЕГРАММА

ЦК КП(б) Украины согласен снятием заповедности следующим объектам Гомольшанский лес Чернетчина Харьковской области Белосарайская коса Сталинской области Шутроминцы Глоды Тернопольской области землях Черноморского заповедника остров Джарылгач землях Азово-Сивашского заповедника Обиточной косе остальным объектам поименованным Вашей телеграмме снятию заповедности возражаем
Секретарь ЦК КП(б) Украины Мельников (22).

4 января 1951 г. Меркулов направил письмо "О работе государственных заповедников" на имя Сталина.

"...Работу заповедников, по нашему мнению, необходимо коренным образом перестроить (...). Полагаем, что сеть заповедников и их размеры должны быть пересмотрены..." (20).

Действия Меркулова были одобрены Сталиным. С начала весны 1951 г. он принялся за подготовку проекта постановления правительства, в котором практически были проигнорированы мнения республик и ученых, ставящих вопрос о сохранении большей части заповедников.

В мае 1951 г., как свидетельствуют материалы архивов, все документы по "делу заповедников" были переданы секретарю Сталина Поскребышеву (26). А 25 июля 1951 г. Сталиным подписано распоряжение Совмина СССР №12535-р. - "Поручить комиссии в составе тов. Меркулова (председатель), Хрущев, Козлов, Бенедиктов, Скворцов, Бовин, Сафронов подробно разобрать материалы Госконтроля по каждому заповеднику и представить проект Постановления Совета Министров СССР о передаче земель и лесов соответствующим ведомствам для использования государственными органами и колхозами с тем, чтобы территорию всех оставшихся заповедников свести не более, чем к 1,5 млн. гектаров. Первый доклад комиссии заслушать в Совете Министров через 2 недели" (26).

29 августа 1951 года председатель Совета Министров СССР Сталин подписал постановление № 3192 "О заповедниках". В документе говорилось: "Совет Министров устанавливает, что в ряде районов необоснованно разрослась сеть заповедников по охране природы. (...)

Лесное хозяйство в государственных заповедниках находится в неудовлетворительном состоянии. Леса многих заповедников захламлены и заражены вредителями. Научно-исследовательская работа в большинстве государственных заповедников ведется в отрыве от практических интересов народного хозяйства. Тематика научных работ зачастую носит надуманный и случайный характер" (20). Постановление обязывало Советы Министров союзных республик закрыть 88 (!) заповедников.

На Украине были закрыты заповедники: местного значения - Золотой поток, Гомольшанский лес (несуществующий), Чернетчина, Белосарайская коса, Белая гора, Шутроминцы, Галилея, Глоды, Венгильский лес, Костопольский, Горы Артема, Тиссовый лес, Велико-Бурлукский (несуществующий), Каменные Могилы. Пять республиканских - Гористое, Веселые Боковеньки, Устиновка, Тростянец, Средне-Днепровский (Каневский). У Черноморского под нужды колхозов приказали отрезать 1 тысячу гектаров, у Азово-Сивашского - 200 гектаров, Асканию-Нова хотели сократить в 43 раза. Всего Украина лишилась 33 тыс. га заповедных земель или 60 процентов всей заповедной площади. Вместе с тем необходимо добавить, что кроме не существовавших юридически и фактически двух харьковских заказников Гомольшанский лес и Велико-Бурлукский Сталин, возможно, прикрыл и другие не существовавшие местные заказники, например, в западных областях Украины, которые, наверное, не были восстановлены, а лишь были обозначены в списках.

Черноморский и Азово-Сивашский заповедники сталинским постановлением передавались из республиканского подчинения в ведение союзного главка по заповедникам (умершего через пару лет), а затем перешли в подчинение Минсельхоза СССР.

Что касается заповедников местного значения, то не все из них оказались полностью расформированными. Харьковский заповедный объект Чернетчина площадью 22 тыс. га местные власти осенью 1951 г. перевели в ранг охотничьего заказника на 5 лет, чем спасли от уничтожения этот интересный участок природы, да еще и создали байбаковый охотзаказник "Червона хвыля" площадью 10 тыс. га сроком на 3 года. Земля Каменных Могил осталась за АН УССР, что спасло уникальный памятник от гибели. Некоторые же местные заповедники, например, полтавские - Парасоцкое, Липянковская степь, а также закарпатские, часть донецких, вообще не вошли (по неизвестным причинам) в подготовленный к репрессиям список.

Сталинское постановление № 3192 было продублировано во всех республиках, где происходила реорганизация заповедной сети. 25 сентября 1951 г. председатель Совмина УССР Коротченко подписал постановление № 2738 "Про заповiдники".

Кстати, руководитель Главка по заповедникам при Совмине УССР Л. Мартынюк подготовил проект более мягкого декрета, где облисполкомам предписывалось улучшить дело охраны природы, а оставшимся заповедникам предлагалась помощь. Однако этот проект не прошел. АН УССР хотела создать у себя отдел заповедников вместо закрытого Главка - тоже не удалось.

Луга и пашни между совхозами и колхозами были разделены на основании другого подписанного Сталиным постановления № 4164 "О распределении земель заповедников, выделенных колхозам и совхозам" от 29 октября 1951 года (20). Из многих оставшихся заповедников изгонялись "неблагонадежные" работники. Из 28 директоров заповедников, подчиненных Главному управлению по заповедникам при Совете Министров СССР, 7 человек были заменены.

12 ноября 1951 г. Коротченко подписал другое, соответствующее союзному постановление № 3358 "Про передачу колгоспам Херсонської та Запорiзької областей 1,5 тис. га землi iз землекористування державних заповiдникiв" (на 300 га больше, чем было определено сталинским постановлением).

Погром как никогда воодушевил местных хозяйственников, уже в сентябре 1951 г. Крымский облисполком просил разрешения отстрелять в Крымском заповеднике 300 оленей и столько же косуль...

Заповедную землю Аскании-Нова передали местному совхозу, но он, слава Богу, так и не успел развернуться. Его вскоре ликвидировали и всю целину вернули асканийскому Институту животноводства. Но 2800 гектаров все же успели распахать. Таким образом, если к августу 1951 года Аскания (вместе с Буркутами) имела около 24000 целинных гектаров, то через два года "социалистической реконструкции" сельского хозяйства - уже 20600 гектаров. Асканийская "шагреневая кожа" продолжала сокращаться.

1953 год знаменит и еще одной бедой для последнего целинного кусочка причерноморских степей. Согласно Сталинскому плану преобразования природы в 60 километрах от бывшего заповедника разворачивалась "величественная стройка коммунизма" - прокладывался Южно-Украинский оросительный канал. С тех пор его воды и подтапливают целину. После 1951 г. перестал именоваться заповедником и подчиненный в 1946 г. Главку по делам архитектуры СМ УССР заповедный дендропарк Софиевка.

"Реорганизация" отечественной системы заповедников привела к тому, что достичь показателя начала 1951 года в заповедном деле в целом в СССР удалось лишь в 1985 г., на Украине - в 1991 г.