1850—1917

Идеи природоохранения достигли Российской империи в основном благодаря талантливому немецкому природоохраннику, неистовому пропагандисту Гуго Конвенцу. Он считал, что правильная постановка дела охраны природы будет тогда, когда идею охраны природы усвоят все граждане и эта идея перестанет быть достижением только ученых. Конвенц с 1905 г. добился преподавания курсов охраны природы в немецких лесных вузах, начал издавать в Германии два природоохранных журнала. Один — научный, другой — популярный, рассчитанный, в основном, на школьников.

Хотя с другой стороны, уже в конце XIX века в Российской империи во многих культурных центрах немало делалось для пропаганды охраны природы (в первую очередь охраны леса и птиц).

Например, — блестящая пропагандистская кампания по организации детского праздника — Дня древонасаждения. Еще в 1893 г. киевский профессор П.А. Тутковский высказал в прессе предложение использовать славянский языческий культ лесов при проведении лесопосадок: «культ деревьев, почитание лесов когда-то текли в крови славян и не полностью исчезли из нее и поныне: остается только преобразовать его в разумную форму и возродить его как сознательное попечение деревьев» (40).

Эту идею с успехом развили в 1898 г. в Харькове, организовав первый в России День древонасаждения. Организаторы природоохранного праздника, среди которых был известный этнограф Н.Ф. Сумцов, особое внимание уделили его привлекательности: «Торжественно обставляемый школьный праздник древонасаждения, из года в год повторяемый, имеет целью произвести это желательное впечатление на детей и взрослое население и так расчистить путь для дальнейшей работы в деле распространения в народе лесоразведения» (1).

Кроме славянских обычаев организаторы умело использовали и местную прессу: харьковские газеты — «Южный край», «Харьковские ведомости» и другие загодя стали рекламировать готовящийся праздник.

В десять часов утра 16 апреля во дворе Харьковского уездного училища собрались ученики 28 учебных заведений города. На колеснице, покрытой зеленой мантией с красным бордюром и с балюстрами из золоченых столбиков, соединенных гирляндами искусственных цветов, помещалось на высоком пьедестале обтянутое красной материей Главное школьное дерево. На уступах пьедестала сидело по 4 мальчика и девочки в русских и украинских костюмах, с венками на головах. Впереди колесницы развевалось два флага с надписями: «Бог труд любит», «Учение свет». По бокам колесницы шли 8 девочек и мальчиков с белыми флагами, на которых были нарисованы древесные ветви и изображены изречения. Вся процессия пришла в городской парк. Перед началом посадки все исполнили «Боже, царя храни» и специально к этому дню написанный «Гимн Дня древонасаждения». После посадки деревьев детей ожидали 27 подвод с закуской и спортивные игры.

Благодаря харьковчанам Праздник древонасаждения успешно стал проводиться по всей стране. 1902 г. — уже в 40 городах. К его организации активно подключились церковно-приходские школы. В Полтаве каждое посаженное во время Дня древонасаждения деревце имело табличку с указанием фамилии ребенка, его посадившего. День древонасаждения широко популяризировала местная и лесная печать. Только в 1900 г. журнал «Лесопромышленный вестник» опубликовал 10 заметок. Сам Николай II на донесении черниговского губернатора о лесных праздниках начертал: «Желательно, чтобы этот добрый обычай прочно у нас привился» (28).

Однако постепенно к 1914 г. праздник сошел на нет, так как был превращен в обязаловку.

А вот Дни встречи птиц не стали массовыми. Хотя ими занимались Майские союзы, отделы Российского общества покровительства животным.

Профессор Н. Кащенко выпустил специальную популярную брошюру о Майских союзах и привлечению птиц. Однако крупный популяризатор охраны птиц, известный зоолог А. Силантьев писал, что идея проведения Дня птиц, увлекая за границей десятки и сотни тысяч горячих ее поклонников, дошла до нас пока в виде слабого, еле заметного всплеска.

Интереснейшая пропагандистская акция, и опять в Харькове, первая в империи выставка охраны природы, была проведена в декабре 1913 г. — январе 1914 г. Харьковским обществом любителей природы. Подготовку и ход выставки широко освещала местная пресса, к дню открытия издан путеводитель и книга В.И. Талиева «Охраняйте природу!». За 20 дней выставку посетило около 10 тысяч человек. Отмечу, что ее организаторы одними из первых задумались об изучении эффективности своей пропагандистской акции, и поэтому провели анкетирование посетителей.

Харьковская выставка охраны природы имела широкий резонанс в культурных слоях населения, в марте 1914 г. ее повторило в Киеве Киевское орнитологическое общество им. Кесслера. Постоянная природоохранительная комиссия при Русском географическом обществе хотела ее провести также в Петербурге, но не удалось.

В начале апреля 1914 г. Киевское орнитологическое общество им. Кесслера, участвуя в Киеве в охотничьей выставке, организовало специальный раздел по охране хищных птиц. Выставки искусственных гнездовий для птиц проводились другими обществами.

Таким образом, природоохранные выставки, также как и Дни древонасаждения, были новой и очень успешной формой отечественной пропаганды охраны природы. Однако только такими методами пропаганды пионеры охраны природы не ограничивались. Киевское орнитологическое общество им. Кесслера организовало в 1914 г. специальные природоохранные курсы экскурсоводов, Ялтинское отделение Крымско-Кавказского горного клуба в том же году выпустило для экскурсантов особые тетради для записи впечатлений и наблюдений с природоохранными воззваниями. Стали появляться популярные книги по охране природы. Полтавское земство в 1914 г. учредило денежные премии за лучший очерк по охране природы, Хортицкое общество охранителей природы открыло публичную библиотеку по естествознанию и охране природы.

Характерная черта природоохранной пропаганды данного периода — участие церкви. Священники и учителя церковно-приходских школ активно привлекалась к организации Дней древонасаждения (священник из Вятки отец Меньшиков издал в 1902 г. об этом празднике даже специальную книжку, выдержавшую несколько изданий). Многие священники становились организаторами детских природоохранных Майских союзов. Природоохранные материалы (чаще всего по теме покровительства животным) помещались в различных изданиях духовного содержания.

Еще на Первом Российском съезде обществ покровительства животным в 1882 г. в Москве было решено:

Отводя одно из наиболее видных мест в ряду прочих мер проповеди духовенства, как чрезвычайно сильному и серьезному средству распространения идей Общества, ввиду огромного влияния на паству пасторов, ксёндзов и раввинов, определенно обратиться к духовенству с просьбою распространять идеи покровительства в среде прихожан. С этой целью признано полезным составлять и издавать готовые проповеди для православного духовенства, рассылая их чрез посредство местных архиреев» (23).

С конца XIX века о природоохране начала говорить пресса. Киевский геолог П.А. Тутковский в 1893 г. в газете «Киевское слово» писал о защите птиц, озеленении городов, природоохранном воспитании детей, утилизации вредных отходов.

С 1911 по 1916 г. в петербургской газете «Новое время» профессор А.П. Семенов-Тян-Шанский опубликовал более 20 статей по охране природы. В московских газетах автор подобных публикаций — профессор Московского университета Г.А. Кожевников. С 1897 г. по 1914 г. в петроградской газете «Новое время» профессор Д.Н. Кайгородов вел фенологическую страничку. Весной 1898 г. харьковские газеты широко освещали День древонасаждения, в декабре 1913 г. — январе 1914 г. выставку охраны природы. Газеты «Киевская мысль» в марте 1914 г. поместила десять публикаций о киевской выставке охраны природы.

Вместе с тем, как писал в 1914 г. в своем обзоре «Охрана памятников природы в русской литературе» В.И. Талиев: «...русская общая пресса к вопросу об охране природы во всем его теоретическом значении до сих пор относится в массе, как к какому-то академическому вопросу, а если иногда и уделяет ему какое-либо внимание, то лишь мимоходом, без всякого живого сочувствия делу и желания помочь популяризации идеи» (37).

Начиная примерно с 1907—1909 гг., природоохранные статьи (а то и разделы) появляются во многих естественно-научных журналах: «Природа», «Лесной журнал», «Естествознание и география», «Любитель природы», «Землеведение», «Записки Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы», «Птицеведение и птицеводство», «Орнитологический вестник», «Труды ботанического сада Императорского Юрьевского университета», «Известия Кавказского отдела Русского географического общества», «Записки Уральского общества естествоиспытателей и любителей природы», «Бюллетени Харьковского общества любителей природы», «Записки Крымско-Кавказского горного клуба», «Труды Бессарабского общества естествоиспытателей и любителей природы». Среди них особенно отличались «Бюллетени Харьковского общества любителей природы», только в 1913 г. опубликовав 5 крупных статей и 54 сообщений по этой теме.

Публикации в основном касались охраны домашних и охотничьих животных, гибели рыб от загрязнения рек, защите памятников природы, охране лесов, птиц. Так, по охране птиц с 1870 по 1917 г. в России было опубликовано около 100 различных книг и научных статей.

Одним из первых пропагандистов идей природоохранения в школьной среде был русский педагог А.А. Хребтов, служивший до первой мировой войны в Эстонии инспектором училищ. Он распространял по учителям специальные циркуляры, где советовал, как и что пропагандировать среди школьников. Таким образом, А.А. Хребтов одним из первых стал использовать способ распространения информации при помощи посредников.

В 1912 г. Министерство народного просвещения России предложило попечителям учебных округов рекомендовать учителям низших школ разъяснять ученикам пользу нехищных птиц. Несколько природоохранных брошюр в 1912-1917 гг. выпустила Постоянная природоохранительная комиссия при Русском Географическом обществе.

В защиту природы все чаще стали выступать писатели. Еще Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Гоголь, Шевченко, Леся Украинка призывали любить природу совсем не потому, что она полезна человеку, а в силу того, что мила и красива. Другие — Некрасов (в поэме «Саша», «Дед Мазай и зайцы»), Достоевский (в «Подростке» и статье о Российском обществе покровительства животным), Сумцов в газетных статьях, Немирович-Данченко (в рассказе «Бич лесов»), Чехов (в пьесах «Дядя Ваня», «Леший», «Вишневый сад», рассказе «Свирель»), Ольга Кобылянская уже почуяли надвигавшуюся беду и заклинали людей начать оборонять природу. Поэма А. Мицкевича «Пан Тадеуш» вообще является страстным призывом любить и хранить памятники природы — вековые деревья.

Вместе с тем, большим недостатком дореволюционной природоохранной пропаганды в нерусских частях Российской империи был ее исключительно русскоязычный характер. Идеи пионеров охраны природы, получив распространение среди малочисленных культурных русскоязычных слоев крупных нерусских городов Российской империи, не доходили до села, часто разговаривавшего на другом языке.

К сожалению, так и не был решен вопрос о создании специального печатного природоохранного органа, о чем говорили еще в 1909 г. В.И. Талиев и И.П. Бородин.