Предисловие

Рассматривая любую природоохранную проблему, нужно видеть все основы нравственных, моральных измерений. Именно здесь, в морали и лежит основное противостояние между защитниками биоразнообразия и его губителями. Как справедливо замечает известный российский экологический социолог д.с.н. О.Н. Яницкий: «Пожалуй, нет сегодня более «полярных» друг другу этических систем, чем потребительская и экологическая этики» (316).

Экологическая этика, зародившись в конце 19 — начале 20 века, получила свое бурное развитие в Европе и Северной Америке, Австралии с середины 20 столетия. Можно сказать, что теоретическая база ее разработана достаточно. Теперь пришло время обратить внимание на прикладные вопросы экологической этики.

В 2005 г. была издана моя монография «Этика и менеджмент заповедного дела», где впервые широко рассматривались различные экоэтические вопросы теории и практики заповедного дела. Работая над ней, я заметил, что до сих пор остается «белым пятном» вопрос этического отношения к диким животным, растениям, микроорганизмам или биоразнообразию в целом. Здесь царит какой-то заговор молчания. Ученые зоологи и ботаники, практики природоохраны, этики, зоозащитники проходят мимо, не обращая внимания на моральные проблемы защиты дикой фауны и флоры. Все лучшие книги, посвященные правам животных («Освобождение животных» (1977) Питера Сингера, «Дело о правах животных» (1983) и «Защита прав животных» (2001) Тома Ригана, «Христианство и права животных» (1987) Эндру Линзи и др.) касаются в основном домашних, сельскохозяйственных животных, животных, используемых в научных экспериментах. О видах диких птиц, млекопитающих, рыб, амфибий и рептилий речь в них почти не идет. Что же касается диких растений, насекомых, грибов, вирусов, бактерий, то работы на эту тему вообще можно пересчитать по пальцам.

В 1974 г. о правах деревьев опубликовал свой классический труд Кристофер Стоун. В 2004, 2005 гг. вышли статьи об этическом отношении к микроорганизмам Чарльза Кокелла, в 2002 г. была опубликована интересная работа Робин Эттфильда об этическом отношении к деревьям. И, пожалуй все. А тем временем дикие животные и растения по-прежнему терпят огромный ущерб от человека. Так, например, если в Украине в 2000–2005 гг. ежегодно в городах отстреливалось коммунальными службами около 156 тысяч беспризорных собак и кошек, то во время охоты ежегодно в Украине гибнет около 3,5 млн. диких зверей и птиц, причем огромное количество охотничьих животных встречает свою смерть в страшных мучениях в качестве подранков или попав в капканы и ловушки. Вопросы благосостояния отдельного волка или лося вызывают саркастическую ухмылку самых вменяемых природоохранников, а об этическом отношении к деревьям, о милосердии и доброте к растениям с ними вообще лучше не говорить. Но ведь все живые существа имеют равные права и требуют к себе гуманного отношения. Природоохрана без морали подрывает экологическое движение и лишний раз ставит во главу угла деньги, а не этические соображения.

В 1976 г. к.б.н. А. Гиляров опубликовал в журнале «Наука и жизнь» статью «Человек и животные: этика отношений». В ней он констатировал: «К сожалению, воспитанию этического отношения к животным уделяется еще очень мало внимания… Формированию этического отношения людей к животным мешает то, что в обосновании любых мероприятий, направленных в защиту животных, соображения морали почти никогда не фигурируют в явной форме, о них словно бы стесняются говорить и писать публично» (359).

Эти взгляды поддерживал и д.б.н. Ф.Р. Штильмарк. В 1982 г. (совместно с Н.К. Носковой) он писал: «Охрана природы в широком смысле имеет не только материально-практические, но и морально-нравственные корни (…). Роль морально-этических и даже эмоциональных факторов в деле охраны природы может быть очень велика, хотя, как правило, недоучитывается биологической наукой и педагогикой. Отношение детей и подростков к природе, к животным в значительной степени может служить индикатором их поведения в обществе. Тем не менее, можно привести много примеров (от детских садов до высшей школы) такого воспитания, когда рационализм подавляет естественные эмоции, присущие людям вообще и детям в особенности. Это особенно опасно в отношении редких и малочисленных видов животных, не имеющих серьезного хозяйственного значения» (473).

Прошло более четверти века, однако особого прогресса в отношении этического обращения с животными (не говоря о растениях) нет. Во всех странах СНГ (кроме Украины) не имеется даже закона о защите животных от жестокого обращения. Россия, Украина, Беларусь, другие страны очень отстают от других европейских государств в области экологической этики. Нужно предпринять самые энергичные меры, чтобы хотя бы сократить это отставание. Именно для этого и написана моя книга.

Владимир Борейко,

директор Киевского эколого-культурного центра