История развития экоэтических идей в отношении диких животных и растений

Еще со времен Будды и пророка Мухаммеда человечество осознало, что к животным (диким и домашним) нельзя относиться жестоко, нельзя причинять им боль, обрекать на страдания. О растениях в ту пору вопрос не стоял. Хотя буддийская практика ахимсы предполагала ненанесение вреда любому живому существу (79).

Известно много легенд о том, как Будда и Мухаммед показывали примеры гуманного отношения к диким животным. Так, например, Будда частью своего тела накормил тигра, а Мухаммед приказал вернуть птенцов, взятых из гнезда (79). Христианский Святой Франциск Ассизский называл зверей своими братьями, убирал червяков с дороги, чтобы они не были раздавлены, выкупал на базаре и выпускал на волю жаворонков, просил садовников оставлять в садах место для диких трав. Святой не позволял рубить деревья в лесу, ибо всякое дерево — символ того, на котором был распят Сын Божий. Франциск полагал, что не существа должны служить человеку, а он им (81).

Нельзя не упомянуть также таких древних мыслителей как Пифагор, который призывал не убивать и не мучить животных, а также Плутарх, Цицерон, Овидий, проповедовавших этическое отношение к животным. Леонардо да Винчи покупал на базаре диких птиц и выпускал их на волю (255). Следует сказать о Т.Море и Эразме, Вольтере и Шекспире, Бернсе и Шелли, порицавших жестокость к животным и безумие охоты (255). По мнению Шопенгауэра, основанием всякой нравственности является «безграничное сострадание, соединяющее нас со всеми живыми существами» (259).

Предложили западную концепцию прав животных еще в 17 веке юрист Н.Уард, ботаник Дж.Рэй и философ Дж.Локк (330). Именно они первые выступили с утверждением, что животные имеют некоторое внутреннее врожденное право на собственную жизнь, независимо от своей утилитарной ценности для людей. Их идеи были эквивалентом коперниковой революции в астрономии: предоставляя права животным, они признавали, что человек вовсе не является центром биологического мира, и что животные также могут иметь свою собственную, независимую от человека, ценность.

Настоящий прорыв в европейской традиции в отношении защиты животных совершил английский философ 18–19 века И.Бентам, писавший в своих трактатах о сострадании к животным. Он первый заявил, что вопрос не в том, «могут ли они рассуждать или говорить, а в том — могут ли они страдать» (259). Более того, он чуть ли ни первым в Европе заговорил о правах животных: «Может наступить тот день, когда животные потребуют восстановления их прав» (262).

Идеи Святого Франциска значительно развил известный немецкий гуманист Альберт Швейцер. Им была разработана этика благоговения перед жизнью. Любая жизнь для Швейцера была священна. Он призывал не рвать листья с дерева, не срывать цветков, заботился, чтобы не раздавить насекомых. Летом, работая при искусственном освещении, он держал закрытым окно, дабы не способствовать гибели бабочек. «Когда я помогаю этой букашке, я как бы облегчаю вину всего человечества за причиненный им вред», — говорил А. Швейцер (81). Швейцер учил, что нельзя получать удовольствие от страданий и смерти других. Умерщвление животных, по мнению философа, должно происходить только в исключительных случаях «при истинной и реальной необходимости», а также при условии причинения минимальной боли (81).

Если Будда, Мухаммед, Святой Франциск и Швейцер поднимали вопрос об этическом отношении к отдельным особям диких живых существ (в основном животных), то американский эколог и экофилософ Олдо Леопольд одним из первых заявил об этическом отношении к видам дикой фауны и флоры, более того, он сказал, что «они имеют право на сохранение» (75).

В России первым об этическом отношении к животным заговорил поэт 19 века Н. Щербина. О правах диких животных в конце 19 — начале 20 века писали известные русские просветители, природоохранники и ученые — П.В. Безобразов, А.П. Семенов-Тян-Шанский, В.Г. Чертков, И.И. Горбунов-Посадов. Известный российский издатель, друг Льва Толстого Владимир Григорьевич Чертков в 1890г. первым в России выступил против спортивной охоты, назвав ее «злой забавой». Предисловие к его статье написал Лев Толстой. По мнению обоих авторов спортивная охота является безнравственной прежде всего потому, что приучает человека убивать дикое животное ради развлечений (2).

В середине 1950-х годов в Москве при московском горотделении ВООП была создана Секция охраны (защиты) животных, первое в СССР объединение, занимавшееся вопросами гуманного отношения к животным. Ее возглавила О.А. Образцова (жена известного артиста С.В. Образцова). В составе секции работали энтузиасты — К.А. Семенова, Е.А. Антонова, Т.Н. Павлова. Благодаря работе секции в 1961 г. МВД стало привлекать нарушителей по статье «О хулиганстве» за жестокое обращение с животными. В 1977 г. под нажимом энтузиастов Минздрав СССР впервые утвердил «Правила проведения работ с использованием экспериментальных животных». Примерно в это же время ВАК СССР перестал принимать диссертации, при написании которых к животным во время опытов не применялись обезболивающие средства. В 1980-х Министерство просвещения СССР издало письмо «Об усилении внимания к воспитанию гуманного отношения школьников к животным», вскоре запретив сбор коллекций животных для уроков биологии в школах. Уже в начале 1990-х годов секция добилась введения в УК России ст. 245 о наказании за жестокое обращение с животными (604).

В 1960–1980-х годах о защите диких животных от жестокости, о милосердии к ним много писал российский писатель Борис Рябинин. Во многом благодаря ему и Московской секции защиты животных в 1967 г. в некоторых республиках СССР, была добавлена в Уголовный кодекс статья, наказывающая за жестокое обращение с животными (258). Это была первая победа экологической этики в СССР. В этих же годах Б. Рябинин, Л. Леонов и другие писатели начали в СССР широкую кампанию против спортивной охоты, добившись закрытия на некоторое время в России весенней охоты. Другими итогами антиохотничьей кампании в СССР стало существенное сокращение продолжительности сезонов и числа дней спортивной охоты, было запрещено 50 различных жестоких способов добывания диких животных, запрещена охота в зеленых зонах городов (345). Это была вторая победа экологической этики над рабством диких животных. Третий этап борьбы за этическое отношение к диким животным в СССР ознаменовался кампанией в защиту волков. Особенно он стал развиваться после публикации в СССР в 1960-х книг зарубежных защитников волков — Лоис Крайслер «Тропами карибу» и Фарли Моуэта «Не кричи, волки!». Журнал «Звезда» опубликовал в 1977 г. большую статью в защиту волков, об этом стала много писать центральная печать. В результате масштабы расстрела волков в СССР были сокращены, и в отечественной научной печати появились первые статьи об экологическом значении волков в экосистемах.

Четвертый этап борьбы за этическое отношение к диким животным в СССР касался хищных птиц — соколов, орлов, сов и др. Благодаря активной деятельности российских орнитологов, с 1964 г. в РСФСР официально было запрещено отстреливать почти всех хищных птиц.

Значительным шагом в развитии этического отношения к редким видам фауны и флоры было издание в 1963 г. Международной Красной книги. Этот документ означал, что отныне права хотя бы редких видов диких животных и растений должны быть под строгой охраной, а их коммерческое использование запрещено.

Движение против жестокого обращения с животными (в том числе и с дикими) в 19 веке было основано на положении, что интересы животных заслуживают защиты только тогда, когда не задевают важные интересы человека. Однако, появившаяся в конце 20 века идея движения освобождения животных и защиты их прав «поставила под сомнение право человека считать, что его интересы всегда должны превалировать» — писал австралийский экофилософ П. Сингер (262). П. Сингер продолжает: «Цели движения можно выразить одним предложением: положить конец существующего в настоящее время спесишистского предубеждения — не принимать всерьез интересы животных. Но с чего начать? Это такой огромный вопрос, что нам необходимо выделить какие-то конкретные специфические цели.

Традиционные организации благотворительности животным сосредоточены на помощи тем животным, с которыми мы находимся в непосредственной связи. Собаки, кошки и лошади занимают первые позиции в этом списке, так как мы держим их в наших домах, как наших любимцев или друзей. Следующими в этом списке являются те животные, которых мы находим привлекательными для нас, в особенности детеныши морских тюленей с большими карими глазами и белым мягким покровом тела, загадочные киты и игривые дельфины. Освободители животных также, конечно же, выступают против излишних страданий и убийств собак, кошек, лошадей, тюленей, китов, дельфинов, а также других животных. Однако они не думают, что привлекательность для нас этих животных является тем, что делает плохим страдания этих животных. Вместо этого они стараются выявить всю жестокость страданий и количество животных, которым причиняются эти страдания» (262).

Другими словами, этичное отношение к диким животным, и в меньшей мере к растениям (не говоря уже о других живых существах — микробах, вирусах и т.п.), постепенно эволюционирует от борьбы за их благополучие, защиту от жестокости, пропаганды сострадания к идее человеческой ответственности за живых существ, освобождение живых существ и защиту их прав.

Работы Т. Ригана, П. Сингера, Э. Линзи, К. Стоуна и других экофилософов, опубликованные в 1970–2000 гг., явились фундаментальным вкладом в развитие прав природы. И хотя в основном они касались прав домашних и сельскохозяйственных животных, они сыграли большую роль в осознании прав биоразнообразия. В 2003 г. на Международном совещании-семинаре «Естественные права природы» в Киеве была разработана и принята Декларация прав живых существ, согласно которой «все виды, подвиды, популяции и другие формы живых существ, произошедшие и расселяющиеся в результате естественных эволюционных и миграционных процессов» должны иметь права на существование; на естественную свободу; на необходимую для существования долю земных благ и т.п. (33). Отдельно был разработан перечень прав для видов и для индивидов живых существ.

Благодаря бурному развитию экологической этики в 1970–2000 гг. (здесь заслуга прежде всего американских экофилософов), стало ясно, что каждое живое существо имеет свою внутреннюю ценность (самоценно), свои права и должно уважаться и охраняться ради самого себя. Отныне дикие животные и растения являются не вещью, не субъектом, а объектом в моральных отношениях между человеком и природой.

В 2002–2005 гг. появились работы Р. Эттфильда, Ч. Кокелла, в которых обосновывались права деревьев, микроорганизмов, тех диких живых существ, которые еще выпадали из внимания экологической этики (33).

Важнейшей тенденцией развития экоэтических идей в отношении дикой флоры и фауны можно считать их проникновение в законы (пока это только касательно животных), а также практику природоохранного движения. Так, принятый в 2006 г. в Украине Закон «О защите животных от жестокого обращения» провозглашает защиту моральных прав животных, обязывает ввести в вузах и школах курсы экоэтики, имеет целый раздел, защищающий охотничьих животных от жестокого обращения (39). Статья 5 польского Закона «О защите животных» гласит, что «каждое животное требует гуманного отношения» (9).

В 1982 г. Генеральной Ассамблеей ООН торжественно была принята Всемирная хартия природы, первый международный документ, имеющий глубокое экоэтическое наполнение в области защиты биоразнообразия. Всемирная хартия природы призывает: «Всякая форма жизни уникальна, вызывает уважение, независимо от ее ценности для человека, и, чтобы оказать другим организмам такое признание, человек должен руководствоваться моральным кодексом» (116). Новая стратегия охраны природы Международного Союза охраны природы (МСОП) гласит: «Каждая жизненная форма заслуживает уважения и бережного отношения, независимо от ее ценности для людей. Люди должны обеспечить выживание всех видов и сберечь среду их обитания. Ко всем существам они должна относиться с уважением и защищать их от жестокости, ненужного страдания и убийства» (116).

Международная Конвенция о биологическом разнообразии, принятая в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро, впервые узаконила очень важный этический принцип, заключающийся в запрете на действия, направленные на уничтожение биологических видов (118). По смыслу Конвенции теперь ни одно физическое или юридическое лицо не может и не должно приобретать право собственности на вид дикого животного или растения в целом. «Фактически биологический вид, — пишет российский экологический юрист А.В. Гринь, — получает юридически обозначенное «право на жизнь» и перестал быть собственностью также, как перестал быть собственностью человек при отмене рабства» (290).

Под воздействием идей экологической этики в Новой Зеландии в 2000 г. создан Национальный Комитет по благополучию животных, Национальный Комитет по этике в отношении к животным, утвержден Кодекс этичного поведения в отношении использования животных. Великобритания запретила выращивать диких пушных зверей на зверофермах для производства меха.

Под воздействием защитников диких животных все больше стран отказываются от использования морских млекопитающих в шоу-бизнесе. В Канаде запрещено эксплуатировать белуг, в Бразилии запретили использовать морских млекопитающих для развлечений. В Англии все дельфинарии закрыты под давлением общественности. В Израиле запрещено использовать дельфинов в развлекательных целях. Эта же деятельность запрещена в некоторых штатах США, например, в Южной Каролине (133). В Швейцарии запрещено гражданам приобретать морских свинок поодиночке, без «спутника жизни» (575).

В Великобритании, Голландии, Австрии, Швейцарии, Италии существует полный или частичный запрет на зверофермы. Использование диких животных в цирках запрещено в Швеции, Индии, Финляндии, Швейцарии, Дании. В Британской Колумбии (провинция Канады) закон об использовании диких животных в цирках принят после того, как на тигра во время представления упал горящий обруч (134). В США, чтобы дать возможность лососям нереститься, защитив таким образом их права на жизнь и свободу, в 2004 г. решено демонтировать две плотины высотой 36 м и 70 м на реке Элва на Олимпийском полуострове (362). С 1986 г. в ЕС категорически запрещен импорт шкур бельков.

Вдохновленное экоэтическим идеями, в Украине, России, Беларуси, других странах СНГ, а также в Германии, Великобритании активно развивается антиохотничье уважение. В Великобритании, благодаря его воздействию, власти пошли на запрещение парфосной охоты на лис, имеющей давние национальные традиции. Закрыта полностью охота в Кении. В Украине в мае 2007 г. состоялся первый международный (в рамках СНГ) съезд противников спортивной охоты, на котором был принят Манифест и Программа антиохотничьего движения. Московский зоолог, д.б.н. А.А. Никольский первым на просторах СНГ поднял вопрос о гуманном отношении к диким животным при зоологических исследованиях в заповедниках (76). Его идея об этической экспертизе таких исследований была реализована в Украине (58).

В июне 2001 г. в Москве была принята Национальная стратегия сохранения биоразнообразия России, подготовленная РАН и Минприроды России. В качестве одной из приоритетных мер в ней записано: «Развитие гуманного отношения к живой природе, распространение экологической этики» (111). Особая роль в этом уделена морально-этическому аспекту: «живые существа имеют такие же права на жизнь, что и человек», «животные и растения страдают от плохого отношения к ним людей» (111).

В 2006 г. российская партия «Яблоко» Григория Явлинского распространила заявление, в котором сообщила, что «сделает защиту прав животных частью своей предвыборной программы в 2007 г.» (222).

В октябре 2007 г. харьковским центром «Жизнь» в Киеве был организован первый Международный кинофестиваль в защиту прав человека и животных «Ступени».

Карельское общество защиты животных (Петрозаводск) и Центр охраны дикой природы (Москва) выступают и добиваются прекращения застройки мест, где обитают муравьи и находятся их муравейники (31).

Вместе с тем необходимо отметить, что, к сожалению, идеями экологической этики пока не прониклось абсолютное большинство деятелей по охране биоразнообразия, экологическая этика еще не вошла в практику охраны дикой флоры и фауны (116). Ни слова не сказано об экологической этике, о необходимости гуманного отношения к животным и растениям даже в таком известном международном документе как Конвенция по биоразнообразию, вступившей в силу в 1993 г. (118).

В качестве подобного примера, только уже на национальном уровне, можно привести государственную программу «Леса Украины», рассчитанную на 2000–2015 гг. В ней ничего не сказано об экологической этике, гуманном отношении к лесам.

Еще одним грустным примером может служить резолюция солидного российского форума деятелей заповедного дела «История, итоги и перспективы развития федеральной сети особо охраняемых природных территорий», проходившего в Москве в конце марта 2006 г. В этом пространном документе также не нашлось места экоэтическим вопросам (125).

В резолюции этой конференции много говорилось о необходимости поддержки заповедного дела, улучшении финансирования и охраны заповедников и национальных парков. Однако не понятно, как этого можно добиться, не поменяв потребительско-циничное отношение людей к природе на гуманное, экоэтическое. Без популяризации и пропаганды идей экологической этики этого не добиться.

Ничего не сказано об экологической этике в Законах Украины «О животном мире», «О растительном мире», «О Красной книге Украины», «О природно-заповедном фонде Украины», в Законе Беларуси «О животном мире», в Законах России «О животном мире», «Об особо охраняемых природных территориях».

Вместе с этим необходимо подчеркнуть, что еще существуют страны, где не имеется никакого законодательства в защиту диких и других животных от жестокого обращения, нет действующих в этом направлении общественных организаций, да и в самом обществе отсутствуют идеи экоэтического отношения к диким животным и растениям. В качестве примера можно привести некоторые страны Африки и Азии. Единственной крупной страной, где полностью отсутствуют какие-либо правовые и моральные нормы по защите животных от жестокого обращения является Китай.