Экологическая этика и охрана деревьев

Мои коллеги во время поездки по Винницкой области в одном селе увидели старую толстенную липу и залюбовались ею. Вышел хозяин соседнего трактира и спросил: «Что, нравится? Ее еще Екатерина II посадила. Хотите, сейчас спилю ее и продам вам?»

Если о гуманном, этическом отношении к животным в последнее время стало принято говорить (существуют специальные законы о защите животных от жестокого обращения, действуют зоозащитные общественные организации, издаются газеты и журналы по защите прав животных), то вопросы защиты блага и прав растений пока редко кто обсуждает. Высшие растения, грибы, мхи, лишайники, а также микроорганизмы упускаются в дискуссии по экологической этике. Однако давайте хотя бы частично попытаемся заполнить этот пробел, обсудив вопросы этического отношения, к примеру, к деревьям, наиболее видным из растительного царства.

Деревья это тоже живые существа, а экологическая этика призывает уважать любую жизнь. Каждое дерево принципиально уникально и неповторимо. Торо говорил, что когда рубят живое дерево, в этом есть что-то почти трагичное, ибо оно становится «всего лишь древесиной» (47). По его мнению делать из сосны доски и дома не менее справедливо, чем убивать человека и «делать» из него навоз (47).

По мнению главного научного сотрудника казанского Института биохимии и биофизики РАН, академика РАН И. Тарчевского, растения могут чувствовать и общаться. Материнское дерево, переживая стресс, заболевает, когда гибнут пересаженные от него молодые деревца. Растения могут предупреждать друг друга о надвигающейся опасности, дают друг другу советы, расцветают от доброго, ласкового отношения к ним человека, и погибают от холодного и равнодушного (44). С точки зрения экологической этики все живые существа, в том числе и деревья, вне зависимости от наличия у них разума, имеют свои интересы, потребности, права и внутреннюю ценность.

Деревья, подобно людям и ежикам, имеют способность к питанию и росту, движению и самозащите, волю к жизни и свойства и наклонности, подобно этим, определяют их интересы. А кто имеет интересы, тот нуждается в правах для их защиты. Другими словами деревья, как субъекты жизни, имеют свои интересы, права, внутреннюю ценность и поэтому должны защищаться ради них самих.

В принципе, мы должны экоэтически относиться ко всем индивидуальным деревьям, не убивать их, даже не срезать веток, уважая их права и внутреннюю ценность. Но при современном образе и уровне жизни человека это пока невозможно. Однако мы должны стараться напрасно не губить деревья. Тем более, что это возможно.

Во-первых, мы должны делать отличие неизбежного, морально оправданного, убийства деревьев от необязательного, неоправданного, убийства деревьев. Убийство (рубка) деревьев ради получения древесины пока неизбежна, но убийство (рубка) деревьев ради освобождения площадки в парке под строительство ресторана или казино — необязательна.

Во-вторых, уже сейчас мы можем говорить об абсолютной защите прав всех видов деревьев, а также защите индивидов деревьев, занесенных в Красную книгу, а также индивидуальных мемориальных и особенно вековых деревьев (т.е. достигших предельного возраста для данного вида). Эти деревья могут реально рассчитывать на наше к ним экоэтическое отношение на практике.

Следует отказаться от рубки и использования живых деревьев ради развлечения. Например, встреча Нового года с живой срубленной елкой не может считаться экологически целесообразной и этически правильной традицией. Ради развлечения нельзя убивать любое живое существо, в том числе и дерево. Особенно следует сказать о вековых деревьях, которые имеют не только внутреннюю ценность, но, в отличие от своих более молодых сородичей, и значимые инструментальные (внешние) ценности — историческую, религиозную, экологическую, патриотическую и т.п. Вековые деревья уважались в разные времена и у разных народов. «Встретивши старое дерево — сними шляпу», — говорили чехи.

«Есть две вещи, недоступные даже для Бога: сотворить старое дерево и родовитого дворянина», — гласит французская пословица (48).

Вековые деревья требуют защиты не только потому, что они чудеса света, уникальные памятники истории и культуры. Вековые деревья — они как и старые люди — больные и слабые, и поэтому требуют внимания и заботы. А больного и слабого защищают не потому, что это экономически выгодно, а потому, что он слабый и больной, и защитить себя не может. Вековые деревья ожидают нашей доброты, милосердия и жалости. Они существуют для того, чтобы их охраняли и лелеяли, а не для того, чтобы уничтожали. Охрана вековых деревьев — это как ритуал покаяния перед теми деревьями, которые мы загубили в течение свой жизни.

Вековые деревья нужно не только защищать от рокового топора, но и лечить: заделывать дупла, подкармливать корни, поддерживать старые ветви, ограждать заборчиками. Даже с мертвыми вековыми деревьями нужно обращаться почтительным способом. Думайте о деревьях как о своих родичах, вслушивайтесь в их шепот, ведите с ними беседы, подружитесь с вековым деревом. Оно не может предать.