Экологическая этика, природоохранная эстетика и сохранение флоры и фауны

Я верю, что листик травы

Не меньше сверкающих звезд,

И что не хуже их

Муравей, и песчинка

И яйцо королька,

И что древесная

Лягушка — шедевр,

Выше которого нет…

У. УИТМЕН

Всегда ли наше эстетическое чувство является хорошим для красивого дикого животного и растения? Задумываемся ли мы, какой ценой для природы его приобретаем? Правильно ли заявление, что красота спасет мир, а значит и природу?

В природоохране нередко моральные и эстетические сферы являются несовместимыми. Восхищение красотой живого существа не всегда вызывает у человека желание его сохранить, и может вызвать обратную реакцию — убить, сорвать, добыть для коллекции. Так, проведенный в 2000 г. в Украине Киевским эколого-культурным центром социологический опрос (было опрошено 1200 человек в разных регионах страны) показал, что 28,7% опрошенных получают удовольствие, сорвав дикую лилию, и только 45,2% — угрызения совести. Эстетика является одним из двигателей спортивной охоты, когда ради красивого трофея убивается животное.

Профессор А.А. Никольский метко назвал это «эстетикой убийства» (76). Красота стала губительной для подснежников, сон-травы, белоцветников, шафранов, других редких видов раннецветущих диких растений. Красота значительно подорвала популяцию белых цапель, тигров, зебр, красивых бабочек и жуков, других эстетически заметных видов животных.

Известный российский педагог П.Ф. Каптерев писал: «Эстетическое чувство само по себе не имеет никаких нравственных элементов, оно составляет отдельную от нравственности область, независимо от нее, может с ней согласовываться, а может и противоречить… Эстетическое чувство, по самой своей природе, по своему существу есть эгоистическое чувство, источник своеобразных удовольствий и неудовольствий для человека» (77).

Все это означает, что мы должны полностью осознавать последствия пробуждения у людей эстетического чувства. Оно связано с вопросами конечной заботы — ценностями, ради которых оно проявляется. Эстетическое чувство только тогда работает на охрану биоразнообразия, когда оно поощряет ценить его красоту саму по себе или ради него самого, а не как средство для использования в личных целях. Другими словами, эстетическое чувство только тогда станет природоохранным, когда оно будет связано с экологической этикой. Эстетике должна сопутствовать этика. Мораль обуздывает человека, берет его в руки, укрощает в нем зверя.

Поэтому эстетические ценности, будучи довольно зависимыми от субъективных предпочтений и культурного контекста, не могут быть приоритетными в оценке живых существ в сравнении с моральными. Красота биоразнообразия не создана только для человека. Современный российский ученый, профессор А.Н. Тетиор пишет: «… Красота форм, окраски и звуков безусловно нравится самим животным и совершенно не предназначена для того, чтобы нравиться человеку (…) Красоту бабочек, птиц, рыб, оленей ценят бабочки, птицы, рыбы, олени. И только затем она выступает как красота в оценке человека» (74). По мнению В.И. Талиева «Красота природы … должна быть охраняема независимо от узко-практических задач!» (78).

Красота бабочек, подснежников, белых цапель — самоценная ценность, вне зависимости от того, приносит она пользу человеку или нет. Тем более, что человек не всегда умеет воспринимать эстетическую ценность многих видов дикой флоры и фауны.

О. Леопольд писал по этому поводу: «Наша способность воспринимать красоту в природе, как и в искусстве, вначале ограничивается красивостью. Мало помалу, поднимаясь с одной ступени красоты на другую, мы постигаем высшие ценности, для которых в языке еще нет слов. И красота журавлей, по-моему, заключена именно в этих высших качествах, почти недоступных словам» (75).

Нами предложены следующие принципы природоохранной эстетики (73).

1. ПРЕКРАСНО ТО, ЧТО ОТВЕЧАЕТ ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ЗАКОНАМ.

Вещь правильна, когда у нее есть тенденция сохранять целостность, стабильность и красоту биологического сообщества. Она неправильна, когда имеет обратную тенденцию.

2. ДИКАЯ ПРИРОДА — ЭТАЛОН КРАСОТЫ.

Наибольшей эстетической ценностью обладает дикая природа. Все, приближающееся к ней, стремится к красоте, все, удаляющееся от нее, склоняется к безобразию.

3. ВСЕ В ПРИРОДЕ КРАСИВО И ЦЕЛЕСООБРАЗНО.

В природе в принципе не существует некрасивых видов животных и растений, как и некрасивых ландшафтов.

4. ПРИНЦИП ЭСТЕТИЧЕСКОЙ НЕЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ.

Природный объект ценится ради своих эстетических свойств, а не как средство для достижения удовольствия человека, получения экономической выгоды или каких либо других целей. Поэтому красота природы должна охраняться как самостоятельная ценность, а не только из-за ее полезности.

5. ПРИНЦИП ЭСТЕТИЧЕСКОГО УВАЖЕНИЯ.

Человек не должен навязывать природе свои вкусы, что ведет к ее опошлению и фальсификации, нарушает ее права. Следует ценить и уважать красоту природы такой, какой она есть.

6. ПРИНЦИП ЗАЩИТЫ ЭСТЕТИЧЕСКИ ЦЕННЫХ МЕСТ.

По возможности, все природные места, имеющие большую эстетическую ценность, должны быть взяты под охрану.