Подготовка кадров по охране биоразнообразия

В настоящее время специалистов по охране биоразнообразия не готовит ни один вуз Украины и, надо полагать России, Беларуси, других стран СНГ.

На биологических факультетах университетов по старинке выпускают ботаников и зоологов, которые неплохо знают латынь и внутреннее строение окуня, но отнюдь не являются специалистами в охране дикой фауны и флоры. Такие выпускники более-менее подготовлены к преподаванию зоологии и ботаники в средней школе, но не к работе в государственных природоохранных органах.

В лесных и сельскохозяйственных вузах ведется подготовка лесников и охотоведов, но такие специалисты еще менее подготовлены к охране биоразнообразия, так как их ментальность является «ресурсной». Они считают нормальным организовывать охоты в национальных парках, а на дикую флору и фауну смотрят исключительно с точки зрения получения дохода. Для таких специалистов охрана природы не является этической самоцелью.

На некоторых биологических факультетах университетов студентам-биологам иногда читается курс «Заповедное дело» и «Охрана биоразнообразия», но, как правило, сами лекторы — кандидаты и доктора биологических наук имеют о читаемых дисциплинах лишь поверхностное представление. Однако дело даже не столько в неполноценности знаний по охране биоразнообразия. Проблема состоит в том, что овладевая знаниями, студенты-биологи не проникаются идеологией природоохраны. Со студенческой скамьи они должны впитывать в себя азы экологической этики, развивать в себе особый антирыночный иммунитет, уважение к природе, чувство милосердия и сострадания к диким животным и растениям. Вместо этого их учат резать лягушек, коллекционировать насекомых, собирать гербарий. В результате значительная часть зоологов — охотники и ничего не видят в этом плохого. Много ученых, работающих даже в заповедниках, не испытывают к диким животным ничего, кроме научного интереса.

Заповедное дело, охрана биоразнообразия требует экосистемного подхода. Отечественные же биофаки, как правило, готовят специалистов, жестко ориентированных на работу с узкой таксономической группой организмов (энтомологи, орнитологи и т.д.). Очень важно изучение студентами-биологами полноценного курса экологической этики (в Канаде кандидатура на зам. министра Минприроды предполагает знание экологической этики). В отечественных вузах такие курсы (за очень редким исключением) не читаются. На некоторых биофаках преподается курс биоэтики (как в Киевском национальном университет), но это совсем другая наука.

В некоторой степени эффективность подготовки специалистов в области охраны биоразнообразия можно решить за счет добровольного участия студентов-биологов в студенческих природоохранных дружинах (ДОП). В 1980-х годах таких ДОП в вузах СССР было около сотни, и их выпускники зарекомендовали себя в охране биоразнообразия с самой лучшей стороны. Сейчас таких ДОП очень мало (одна в Беларуси, 4–5 в Украине и около 10 в России). Для активизации Движения ДОП необходимо проводить ежегодные семинары, конференции, летние школы молодого дружинника. Для этого нужны определенные финансовые средства, которых нет у студентов. Однако им никто не помогает. Если раньше некоторую финансовую помощь оказывали Общество охраны природы, комсомол, профсоюзы, то сейчас такой помощи ждать неоткуда (к получению зарубежных грантов студенческие ДОП не готовы, так как у них нет своей бухгалтерии и опыта).

Большая надежда может быть возложена на общественные экологические организации, где работает много бывших доповцев, но за исключением группы «Печенеги» (г. Харьков), Центра охраны дикой природы (г. Москва), Киевского эколого-культурного центра (г. Киев), Центра «Дронт» (Н. Новгород), современным ДОПам практически никто не оказывает существенной поддержки.

Минприроды, Главохота и Главрыбвод, как государственные ведомства, ответственные за охрану биоразнообразия в странах СНГ, видать не заинтересованы в подготовке для себя специалистов по охране дикой флоры и фауны. Заказов с их стороны на подготовку специалистов в Минвуз не поступает.