Экологическая этика против спортивной охоты, рыбалки, подводной охоты, коллекционирования и других аморальных развлечений с дикими животными и растениями

Есть действия, убивающие душу

РИМСКОЕ ИЗРЕЧЕНИЕ.

Действия, грубо нарушающие права диких животных, не имеющие для человека жизненной необходимости, должны быть запрещены. Это прежде всего относится к таким жестоким развлечениям как спортивная охота, подводная охота, спортивная рыбалка, перепелиные и гусиные бои, травля крокодилов, травля барсуков и медведей собаками, бои жуков, скорпионов, кормление удавов кроликами, бои быков с кондорами и т.п. Это первое требование экологической этики в отношении данных развлечений с дикими животными.

Второе требование состоит в том, что люди, занимающиеся спортивной охотой и рыбалкой, не имеют морального права работать в государственных или общественных организациях, занимающихся охраной природы.

В чем же состоит моральный вред от спортивной охоты и подобных жестоких развлечений с дикими животными? Разберем это на примере спортивной охоты, как наиболее массового действия.

1. Во время спортивной охоты применяются жестокие методы добычи животных.

Медведей добывают в берлогах, оставляя без матери маленьких медвежат и обрекая их на голодную смерть. Для добычи волка, рыси, лисицы и др. применяются капканы, попав в которые животные сутками, до прихода охотника, испытывают жестокую боль, или же, оторвав себе одну лапу, уходят их капкана на трех лапах. Животные от капканов получают следующие повреждения: перелом, вывих, разрыв сухожилия, повреждение надкостницы, наружное или внутреннее кровотечение, повреждение скелетной мышцы, ишемия конечности, повреждение постоянного зуба с повреждением пульпы, повреждение глазного яблока, включая разрыв зрачка, спинномозговая травма, повреждение внутренних органов, в том числе миокарда. Кроме этого, в капканы попадают и гибнут животные других (нецелевых) видов.

Травля зайцев гончими собаками представляет собой аморальное зрелище, во время которого обезумевшего от страха, страдания и отчаяния, уставшего от длительного бега зайца собаки разрывают на части. Спортивная охота заставляет диких животных страдать физически и психологически.

Во время охоты на диких животных остается огромное количество подранков, которые, уйдя от охотника, погибают мучительной и длительной смертью. Охотники применяют облитый жиром стрихнин и другие яды, заливают норы животного водой, травят их газом. Типовые правила охоты в России разрешают убивать волков и других «вредителей» при помощи ядов и капканов. Кроме того, капканы разрешены при промысловой охоте, любительской охоте по договорам с заготконторами и по лицензиям на пушных зверей. Кабаргу в России официально разрешено добывать при помощи жестокого браконьерского способа — петель. Петлями в России добывается 99% кабарги (317). При этом на одного добытого самца со струей попадается 4 самки или молодняка.

К фактам жестокого обращения с дикими животными со стороны охотников следует также отнести вновь входящую ныне в моду садочную стрельбу (по живым птицам), а также травлю диких зверей собаками в охотничьих притравочных станциях (466).

Высшее предназначение человека — делать других счастливыми. Спортивная охота делает животных несчастными.

2. Спортивная охота грубо нарушает права животных на жизнь, свободу и защиту от жестокого обращения по вине человека без веских на то моральных обоснований.

Убийство дикого животного человеком должно иметь веские моральные обоснования. Например, в целях самообороны (защищая свою жизнь, здоровье или других людей), в целях пропитания, в очень редких случаях это могут быть также научные цели. Убийство ради развлечения, потехи, чем по сути своей является спортивная охота, не может иметь серьезного морального обоснования. Грешно развлекаться за счет гибели и страдания других. Более того, нельзя зарабатывать на безнравственных вещах, в том числе на страданиях и гибели диких животных ради развлечения. У общества нет будущего, если критическая масса трофейных убийц (людей, убивающих на потеху), превысит критическую массу людей милосердных.

3. Спортивная охота понижает ценность, святость жизни.

Сама жизнь диких животных в понимании охотников не представляет никакой ценности. Вот, к примеру, цитата из докторской диссертации ученого Г.Г. Рогачева из Кировского охотничьего НИИ: «…охотничьих угодий у нас больше, чем в любом другом государстве. Поголовье многих охотничьих животных недоосваивается и большая часть «урожая» гибнет без всякой пользы» (45). Другими словами в том, что лоси, соболя, кабаны и рябчики просто живут, будучи неубитыми, Г.Г. Рогачев видит большую «недоработку».

4. Спортивная охота воспитывает в человеке негативные качества характера, создает атмосферу узаконенного зла и одобряемых пороков.

К таким качествам прежде всего относятся жестокость, а также самодовольство, тщеславие, злорадство, хвастовство, вранье, лицемерие, эгоизм, равнодушие, зависть. Спортивная охота приучает обижать слабых. В. Чертков писал по этому поводу, что охотник-спортсмен «не раз и не два, а постоянно заглушает в себе драгоценное чувство жалости в самом его зародыше (…) В этом постоянном удушающем самоубийстве и заключается главный вред охоты» (2). С каждым выстрелом охотник все более ожесточает, огрубляет свое сердце. Вот что пишет Эрнест Хэмингуэй: «М’Кола забавлялся, глядя, как гиену убивали почти в упор. Еще занятнее было, когда в нее стреляли издали, и она, словно обезумев, начинала кружиться на месте в знойном мареве... Истинный же разгар веселья начинался после настоящего мастерского выстрела, когда гиена, раненная на бегу в заднюю часть туловища, начинала бешено кружиться, кусая и терзая собственное тело до тех пор, пока у нее не вываливались внутренности» (цит. по 548). Охота — это наркотик убийства: чем больше убиваешь, тем больше хочется. Охотники любят говорить, что спортивная охота — это любимый традиционный народный досуг, своего рода национальная традиция. Но при Иване Грозном существовал еще один любопытный народный досуг, любимое народное зрелище — телесные наказания. И не только при Иване Грозном. Как вспоминал академик Д.С. Лихачев, главный палач Соловецкого лагеря Дегтярев никому не доверяя, лично расстреливал заключенных, получая от этого огромное удовольствие.

В последнее время охотники стали активно выступать и против идей экологической этики, увидев в этом большую опасность для сохранения своих «прав» и «привилегий» убийства невинного живого существа ради развлечения. Вот цитата из заседания Ученого совета Кировского охотничьего института (ВНИИОЗ) от 31 марта 2005 г.:

«Отечественные защитники прав животных опираются на многолетний опыт и финансовую поддержку своих западных коллег и в том случае, если ситуация будет пущена на самотек, могут создать множество проблем охотничьему хозяйству. Выходом их сложившейся ситуации может стать мобилизация общественных охотничьих организаций по сбору информации о деятельности защитников прав животных, мотивированных идеологией прав животных, разъяснительной работы и пропаганда правильной охоты» (43).

Охотники присвоили себе так называемое «право» на охоту, то есть право на насилие и убийство диких животных ради развлечения. Не пора ли их лишить этого сомнительного «права»?

5. Моральное разложение личности путем культивирования низменных страстей и инстинктов.

Охотники часто любят заявлять, что охота позволяет им «выпускать наружу» древний инстинкт убийства, якобы доставшийся нам от первобытного человека (я не сволочь — у меня гены такие). Однако правильно ли потакать своим низменным страстям, да еще делать из этого культ? Не правильнее ли будет управлять страстями, ограничивать их? Охотник, периодически «освобождая» свои первобытные инстинкты, становится их рабом, во многом завися от них. При этом культивирование низменных страстей становится самоцелью и в конечном итоге приводит к разложению человеческой личности и духовной смерти. При разложении высвобождается огромная энергия, подобно тому, как огромная энергия высвобождается при расщеплении атома. Эта негативная энергия и выплескивается на охоте в виде пьянства, травли и убийства диких животных и т.п., превращая человека в палача живых существ.

Известный охотник-убийца Джон Хантер в своей книге «Охотник» хвастался, что за свою жизнь он убил более 1400 слонов и свыше 1000 носорогов (548). Австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд убил 200 тыс. диких животных. Охотники — это чаще всего особые люди, бесскорбные и не способные к раскаянию. На наш взгляд это — самая настоящая патология.

Лайма Вайкуле рассказывала: «В Африке есть поезд, который 10 дней идет по всему материку из Алжира в ЮАР. Там богатые люди отдыхают, смотрят потрясающий пейзаж. Хозяин сделал эту дорогу для себя, а потом превратил в бизнес. И он рассказал, что совсем недавно весь поезд скупили русские и охотились прямо на ходу, стреляя по животным. Такой позор!» (312).

В последнее время в Украине, России, других странах СНГ создана мощная охотничья индустрия, настоящая система по обслуживанию порока — куда входят охотничьи издания, охотничьи магазины и хозяйства, производители охотничьего оружия и снаряжения. Появились региональные телевизионные передачи про охоту а также с 2005 г. — межгосударственный специализированный канал «Охота и рыбалка», транслирующийся в России, Азербайджане, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, Латвии, Молдове, Украине и Эстонии. Руководители охотничьих хозяйств сродни сутенерам. Одни подгоняют клиентам девиц, другие — кабанов. Весь этот бизнес замешан на крови и страданиях диких животных, занимается культивированием низменных страстей и инстинктов людей и должен быть признан аморальным.

6. Спортивная охота поддерживает антропоцентрическое мировоззрение.

Спортивная охота учит относиться к дикому животному как к вещи, не имеющей никакой ценности кроме трофея.

Дуплеты раздаются

Тах-тах, тах-тах,

И тушки о земь бьются

В траве, в кустах.

Мужицкая потеха —

Игра, игра.

Желаю нам успеха,

Ни пуха, ни пера (3).

Спортивные охотники рассматривают живые существа лишь в качестве спортивного инвентаря, придумывая все более бесчеловечные, жестокие способы убийства животных. Последний «пик моды» — охота при помощи компьютера и Интернета. Подобный «вид» спортивной охоты уже действует в США. Охотничьих животных содержат в загоне, на них направлено несколько ружей, подключенных через компьютер к Интернету. Охотник в любой стране, зайдя на данный «охотничий сайт» и заплатив нужную сумму, получает возможность через компьютер сделать реальный выстрел и убить животное. Комментарии, как говорится, излишни… Как справедливо пишет В. Агафонов: «Охота уже не продиктована какой-либо необходимостью, кроме эгоистической жажды развлечений, некой «охотничьей страстью», недоступной «непосвященному», презираемому охотниками большинству, подобно тому, как ненаркоманам недоступна сладость анаши. Охота превратилась в болезненную зависимость, лишающую разума, сродни наркомании и сексуальной патологии — «охота пуще неволи» (297). На спортивной охоте из-за постоянного убийства животных происходит расчеловечивание.

7. Особая аморальность весенней охоты.

Гибель одного из партнеров птичьей пары приводит к страданиям, позже и гибели оставшейся птицы. Особенно у диких гусей, у которых пары постоянны (35). Весной охотники встречают выстрелами птиц, возвратившихся домой после длительного и опасного перелета. Убийство животных, приготовившихся к воспроизводству потомства, всегда считалось аморальным.

«Сама весенняя охота это путь к браконьерству, ведь во время открытой охоты намного сложнее выявить браконьера, чем в другой период. Не говоря о том, что отстрелу подвергаются без разбора самцы и самки (мне можете не говорить, что это не так, видел, составлял протоколы), но под выстрел попадают еще и другие виды, в первую очередь чайки и дневные хищники (в том числе краснокнижники) — «за то, что вредят», лебеди — «не дают уткам гнездиться», цапли и выпи — «они такие падлы, из камышей глаза клювами выбивают» и т.д.

Ну и в завершение. Для меня любая охота, а тем более весенняя — аморальна и преступна (183).

Весенняя охота является важным средством воспитания молодого поколения циничным и жестоким. Весенняя охота идет вразрез с древними экофильными народными традициями встречи птиц весной. Стрелять в прилетевших птиц — все равно, что поднимать ружье на Снегурочку, Деда Мороза, или убивать души предков людей, возвратившихся в виде птиц на Землю. Весенняя охота полностью или частично происходит во время великого Поста, поэтому вряд ли ее можно считать уместной с точки зрения верующего человека. Любое убийство живого существа в это время можно считать грехом, как и поедание мяса (122). На Русском Севере, у марийцев, чувашей не принято было стрелять диких уток вообще.

8. Спортивная охота наносит моральный ущерб неохотникам.

Значительное количество людей, не приветствующих спортивную охоту, не могут спокойно смотреть на убийство диких животных ради развлечения. Известно немало случаев, когда не только детям, но и взрослым людям был нанесен значительный моральный ущерб при виде погибающих подранков или самой охоты. Кроме этого, спортивная охота нарушает права других людей на отдых и безопасность, так как во время ее проведения нередко бывают случаи ранения или даже смерти случайных людей от пуль охотников. Только в Украине ежегодно за время охотничьего сезона от ружей охотников гибнет или получает серьезные ранения более 10 человек (327).

В начале 2007 г. в Харьковской области во время охоты был смертельно ранен депутат Украины Е. Кушнарев (327). Известно, что Лев Толстой чуть было не погиб во время охоты на медведя. Иван Тургенев однажды, опьяненный жаждой крови животного, спутал человека с дичью. И выстрелил в женщину, собиравшую коноплю. К счастью не убил. Но дробь, как памятку оставил на ее теле (292). Б. Ельцин, охотясь у Н. Назарбаева, чуть было не подстрелил егеря (327).

9. Во время спортивной охоты применяются аморальные приемы и методы.

Во время спортивной охоты охотник пользуется такими аморальными приемами, недостойными порядочного человека как обман, коварство, засада, нападение из-за угла, преследование слабого сильным, добивание лежачего, использование любви животного, жажды, голода и т.п. Например, чтобы привлечь под выстрел самца охотники используют манки, имитирующие призывные звуки самки. А какой аморальной является весенняя охота на глухаря, когда он, распустив крылья, и оглохнув от счастья и любви, токует перед самкой?

10. Спортивная охота оскорбляет Бога.

Согласно многим мировым религиям любовь к Богу означает любовь к Его творениям. Уничтожение Его творений ради потехи является неуважением и оскорблением Бога. Против спортивной охоты как развлечения выступают такие религии как ислам, иудаизм, буддизм, джайнизм, даосизм и др. Спортивная охота губит все хорошее, идеальное в человеческих душах, она заставляет людей с самого детства разувериться в человеке, в его человечности, чувстве сострадания. Она заставляет верить, будто без грязного и гнусного убийства дикого животного человеку жить нельзя. Спортивная охота — это зародыш и начало многих физических и нравственных болезней. Спортивная охота — это несмываемое, грязнейшее пятно культурного человека. Спортивная охота — это стена, о которую разбивались и разбиваются все эстетические и моральные стремления людей. И только когда эта стена будет опрокинута, жизнь наконец приобретет свою истинную ценность и красоту.

Охота, как злая забава, пришла в Российскую империю от варягов и пропагандировалась и поощрялась долгое время царями, князьями и дворянами от нечего делать, как баловство, развлечение. Знаток русской старины и народных традиций М. Забылин писал: «От царя, или Великого князя до последнего дворянина, охоту считали самой лучшей забавою…» (286). Именно забавой, а не «трудом» или важной потребностью для человека, для его пропитания или воспитания, как это лживо пытаются представить защитники спортивной охоты. И эта забава по своему социальному и моральному значению находилась где-то на уровне карточной игры. Как известно, не вполне нравственного занятия.

Знаток русской литературы И. Сухих пишет о поэте и заядлом охотнике Н. Некрасове: «Он имеет возможность отдаться двум «барским слабостям» — картам и охоте. В карточной игре Некрасов был очень хладнокровен и необычайно счастлив, его выигрыши исчислялись сотнями тысяч рублей. Охоты он тоже устраивал грандиозные: с ареной больших угодий, привлечением десятков человек» (423).

Однако, если быть честным, карточная игра из двух «барских слабостей» — забава более нравственная. Она, по крайней мере, не губит безвинные жизни других живых существ — уток и зайцев.

Однако, не все русские цари и дворяне жаловали это кровавое развлечение. Петр I порицал охоту как напрасную потерю времени, отвлекающую от государственных занятий: «Я царь, а слава царя в благоденствии народа; охота же есть слава псарей» (286). Дворяне граф Л.Н. Толстой и В.Г. Чертков, отказавшись от охоты, назвали ее «злой забавой»

Спортивная охота наносит огромный экологический ущерб и практически неконтролируема (106). Так, в Украине в 2006 г. охотниками — спортсменами официально было убито 2 млн. 348 тыс. животных, а вместе с погибшими подранками и браконьерской добычей эта цифра достигает 3,5 млн. диких животных. (В США ежегодно отстреливается охотниками 200 млн. диких животных) (371).Нормы и лимиты добычи охотничьих животных, несмотря на сокращение численности самих животных, постоянно повышается. С 1997 г. по 2004 г. добыча лосей увеличилась в 4 раза, муфлона — в 2,6 раза, косули — в 1,03 раза, кабана — в 1,7 раза, волка — в 1,6 раза, лисы — в 1,9 раза (332). Приказы об открытии охот подготавливаются с постоянным нарушением природоохранных законов.

В результате охоты за последние 15 лет в Украине численность лося снизилась на 69%, кабана — на 32%, диких уток — на 26%, оленей — на 31%, муфлона — на 60%, косули — на 29%, диких гусей — на 58%, лисицы — на 17%. На одного лося в Украине насчитывается 106 охотников, на 1 лань — 220 охотников, на одного волка — 208 охотников, на одного кабана — 12 охотников. (И это при том, что в Украине всего 362 тыс. охотников, что составляет только 0,6% от населения Украины).

Под охотничьи угодья в Украине отведено 47,2 млн. га, что составляет 78% территории страны. В то время как под заповедники в Украине отведено 0,3 млн. га, что составляет всего 0,5% территории страны. Природоохранными службами ежегодно задерживается около 11 тысяч браконьеров-охотников, что составляет 1% от всех браконьеров-охотников.

В целом экологический вред от спортивной охоты выражается в следующем:

1. Загрязнение экосистем и отравление птиц свинцовой дробью.

Свинцовой дробью, которую птицы используют в качестве гастролитов, отравляются кряквы, чирки, шилохвости, лебеди, гагары, кулики, пеликаны, бакланы, цапли, журавли, чайки, чибисы, фламинго, тетерева, перепела, куропатки, голуби, фазаны, а также питающиеся утками орлы. Только в США от свинцовой дроби в год умирает 1,5–4,2 млн. водоплавающих птиц, гибель от свинцовой дроби признана третьим по значимости фактором смертности водоплавающих птиц. В СССР в 1970-х годах в год охотники выстреливали около 7500 тонн свинца, в Канаде — 6000 тонн (361). В Европе в год выстреливают около 20 тыс.тонн свинцовой дроби (249). Употребление в пищу уток со свинцовой дробью представляет опасность для здоровья человека (361).

Международное Соглашение «Об охране афро-европейских мигрирующих водно-болотных птиц», которое подписала в 2002 г. Украина, обязывает страны — члены Соглашения, предпринимать меры по прекращению использования свинцовой дроби при охоте на водно-болотных птиц (426). Однако Украина ничего не предпринимает в этом направлении.

2. Ведение охотничьего хозяйства — это всегда уничтожение «конкурентов» — хищных зверей и птиц — волков, шакалов, енотовидных собак, лисиц, сов, дневных пернатых хищников, сорок, грачей и др.

Так, только в 1962 г. в Украине было отстреляно охотниками 71245 пернатых хищников. В Беларуси — 133800, в Средней Азии — 40000, Эстонии — 122393, Литве — 38455, Латвии — 25878. Итого — 2 млн. 154 тыс. соколов, ястребов, сов и других хищных птиц (21, 248). И в наши дни продолжается уничтожение пернатых и других хищников силами охотников. «Современная система отношения охотников к пернатым хищникам, — писал зоолог А. Чельцов в журнале «Охота и охотничье хозяйство», — сводится на практике к их повсеместному массовому уничтожению» (цит. по: 360).

«Содержание волка в охотничьем хозяйстве является энергетическим расточительством», — идеологически обосновывает циничное убийство волков известный российских охотовед, д.б.н. В.В. Дежкин (310). Природоненавистнические взгляды заложены даже в охотничью этику охотника, хорошей нормой которой считается «принимать активное участие в уничтожении вредных хищников: волков, бродячих собак, серых ворон и др.» (367).

3. Создание современных охотничьих хозяйств предполагает строительство дорог для охотников, что фрагментирует природные экосистемы.

Об этом писал еще американский эколог О. Леопольд. В настоящее время практически все охотничьи хозяйства для богатых или национальные парки, превращенные в охотничьи хозяйства, от белорусской Беловежской пущи до охотхозяйства Трахтемировского в Киевской области, имеют массу асфальтированных дорог для лучшего проезда охотников. Для облавной охоты, как в Беловежской пуще, прорубают просеки, чем нарушают экосистемы.

4. Прямое уничтожение охотничьих животных охотниками.

В результате охоты в мире было уничтожено 33% погибших из-за человека млекопитающих (548), что составило 15 видов животных (613). В Венесуэле в конце 19 века ради прихоти модниц охотники уничтожили 1,5 млн. белых цапель (548). С 1800 г. и до нашего времени охотники уничтожили в Африке 90% всех животных (548). С 1991 г. по 2004 г. в Украине, из-за прямого уничтожения охотниками, количество многих видов охотничьих животных — лосей, диких уток, гусей, оленей, косуль и др. сократилось в 1,5–3 раза (32), а количество зубров, благодаря «селекционно-коммерческому» отстрелу — почти в 3 раза. В охотничьих угодьях, из-за постоянного пресса охоты, животных гораздо меньше, чем в заказниках. Так, в заказниках Ставропольского края России зайца больше, чем охотугодьях в 1,5 раза, лисицы — в 1,2 раза, серой куропатки — в 2,3 раза, фазанов — в 17 раз. Больше также в заказниках волков, барсука и корсака (331). В Беларуси за последние 10 лет численность крякв из-за охоты уменьшилась в 2 раза (416). По мнению украинского орнитолога И. Гвоздецкого, в настоящее время в Украине активно сокращают свою численность такие еще недавно охотничьи виды птиц как серый гусь, тетерев, шилохвость, дупель, рябчик и др. По его мнению причиной этого во многом является увеличение охотничьего пресса на популяции данных птиц (401, 403). К таким же выводам приходит зоолог А.В. Молодовский: «одним из решающих факторов резкого сокращения численности утиных птиц на Горьковском водохранилище является все возрастающая интенсивность охоты» (597).

По данным орнитолога И.В.Щеголева в водно-болотных угодьях юга Украины из-за спортивной охоты с 1974 г. по 1990 г. численность дичи упала в 8–20 раз. Так, наиболее доверчивая и очень любопытная утка, белоглазый нырок, с 1965 по 1984 гг. была практически истреблена охотниками на 98,8%. Ее численность в дельте Дуная и Днестра за этот период упала в 80 раз. Численность кряквы и лысухи упала из-за охоты в 6–8 раз (760). «Ружейная охота в водно-болотных угодьях юга Украины приобрела массовый неуправляемый техногенно-истребительный характер», — пишет И.В. Щеголев (470). В первые дни охоты на юге Украины сейчас добывается до 50% всех уток, находящихся в этом регионе (470).

В конце 20 века в Украине охотниками был практически уничтожен степной аборигенный подвид волка (431). Во многих руководствах по спортивной охоте и охотничьих журналах пишется о том, что якобы охота способствует сохранению биоразнообразия. Проведенный нами анализ показывает, что это не так. А.А. Никольский справедливо пишет по этому поводу: «Как не является задачей агрокультуры сохранение биологического разнообразия, точно также сохранение биологического разнообразия не является задачей и для «цивилизованного» спортивного охотничьего хозяйства — кинигокультуры. Более того, в очень многих случаях сокращение биоразнообразия считается важным делом проводимых в охотхозяйствах биотехнических мероприятий» (106).

5. Акклиматизация как один из экологически вредных методов охотничьей биотехнии.

Именно благодаря охотникам в различные угодья стран СНГ были завезены енотовидные собаки, белка-телеутка, другие виды вселенцев, наносящие сейчас значительный вред природным экосистемам.

6. Загрязнение генофонда охотничьих животных

В ряде охотничьих хозяйств происходит производство и выпуск в природу гибридов дикого кабана и домашней свиньи, что ведет к загрязнению генофонда. В качестве другого примера можно привести волка, когда из-за охотничьего пресса чудом оставшиеся в живых одинокие самки волка скрещиваются с собаками, загрязняя свой генофонд.

7. Избыточная концентрация отдельных видов охотничьих животных в охотхозяйствах (монокультура) вредит природным экосистемам.

В литературе имеется немало данных о вреде, который наносит лесу и различным видам диких животных чрезмерно расплодившиеся в охотничьих хозяйствах лоси, олени, кабаны и др. «Чрезмерно высокая популяция этих животных неизбежно приводит к выеданию ими многих видов растений, к вытаптыванию травянистой растительности и древесного покрова, к уничтожению почвенного покрова» (106).

8. Изменение естественного эволюционного направления развития охотничьих видов животных.

Постоянная и длительная манипуляция охотничьими животными в охотничьих хозяйствах — вольное разведение, выбраковка стада, селекционный и трофейный отстрелы, зимняя подкормка, тотальный отстрел хищников изменяют эволюционное направление развития видов охотничьих животных способом, который отличается от естественного отбора (248). По сути такими действиями охотники медленно уничтожают вид дикого животного, превращая его в нечто другое. Например, зимняя подкормка кабанов и оленей ведет к их приручению.

Значительный вред естественному эволюционному развитию охотничьих видов животных наносит селекционный отстрел, который можно считать самым настоящим насилием над животными. Ведь так называемая «селекция» ведется исключительно в интересах охотников. Она ограничивает спонтанное развитие вида. Так, различные инструкции по селекционному отстрелу, принятые в Украине, Беларуси и России требуют уничтожения охотничьих животных с нетипичной окраской — оленей, лосей, ланей, косуль, имеющих один или оба заостренных ствола без отростков, взрослых самцов с рогами меньше размера ушей, недоразвитыми рогами, кабанов, имеющих пеструю или белую окраску, окраску с пятнами, животных — альбиносов, самок зубров, дающих приплод в осеннее время, а также всех охотничьих животных, имеющих низкую трофейность (448, 455, 449).

Как известно эволюция вида дикого животного предполагает в начале появления подвида, имеющего некоторое различие в окраске, длине рогов и т.п., то есть в том, что для охотников является «низкой трофейностью». Поэтому охотники мешают природному видообразованию охотничьих животных, что не может считаться экологически правильным и этически приемлемым.

9. Гибель птиц в результате убийства на охоте одного их партнеров.

Многие виды диких животных способны страдать и испытывать горе из-за гибели одного из своих партнеров. В первую очередь это касается различных видов диких гусей, которые являются «охотничьим ресурсом». Как известно, дикие густи долгое время живут постоянными парами. На гибель своего партнера, убитого охотником, другой партнер реагирует тоской, с которой он не в силах справиться и в конечном счете гибнет.

Лауреат Нобелевской премии, известный этолог К.Лоренц писал: «Первая реакция на исчезновение партнера состоит в том, что серый гусь изо всех сил старается его отыскать. Он беспрерывно, буквально день и ночь издает трехслоговый дальний зов, торопливо и взволнованно обегает привычные места, в которых обычно бывал вместе с пропавшим, и все больше расширяет радиус своих поисков, облетая большие пространства с непрерывным призывным криком. С утратой партнера тотчас же пропадает какая бы то ни была готовность к борьбе, осиротевший гусь вообще перестает защищаться от своих сородичей, убегает от более молодых и слабых …Порог всех раздражений, вызывающих бегство, понижается, птица проявляет крайнюю трусость не только по отношению к сородичам, она реагирует на все раздражение внешнего мира с большим испугом, чем прежде (…).

Гуси обладают поистине человеческой способностью испытывать горе (…). Горюющие люди, а также гуси, легко становятся жертвами несчастных случаев. Первые гибнут в автокатастрофах и под колесами машин, вторые задевают провода высокого напряжения или попадают в зубы хищникам, потому что чувство самосохранения и осторожность у них притупились» (35).

В результате потери во время спортивной охоты своих партнеров, оставшиеся в живых гуси (самки или самцы), из-за стресса, горя живут недолго. Они гибнут из-за несчастных случаев. Количество этих смертей никто не подсчитывал, но можно предположить, что оно значительно, и в некоторой степени пропорционально численности убитых гусей во время охоты. К этому нужно добавить еще гусей, погибших от дроби в качестве подранков и не доставшихся охотникам (а значит, не учтенных).

Не имеется данных о гибели от горя в результате потери партнера по другим видам диких охотничьих животных. Однако можно предположить, что некоторые из них реагируют так же, как гуси.

10. Охота — постоянный стресс для видов диких охотничьих и неохотничьих животных с вытекающими отсюда негативными последствиями.

Присутствие практически в течение всего года в лесах и других природных местах огромного количества охотников с ружьями, собаками, стрельба, шум машин, разжигание костров, облавы — все это психологически и физически угнетает диких животных. Постоянный стресс мешает животным кормиться, отдыхать, развиваться, заботиться о потомстве, снижает иммунитет. Зоологи Н.В. Соколов и А.В. Баранов, изучившие пресс охоты на лосей, пишут: «Следовательно, отстрел взрослых зверей из семейных групп (лосих в частности) ведет в осиротению и часто к гибели лосят, расстройству семейных отношений и, в конечном счете, к ослаблению популяции» (311).

11. Охота мешает отдыху птиц во время весенне-осенних миграций.

Как отмечают орнитологи А.П. Яновский и В.Н. Блинов, осенняя ружейная охота на водоплавающую дичь вызывает ранний, неестественный отлет птиц на юг (299). В результате многие молодые утки, гуси и кулики не успевают подготовиться к длительному перелету и, как правило, погибают в дороге.

12. Охота это селекция наоборот.

При спортивной охоте, особенно трофейной, — охотниками отстреливаются самые крупные, красивые мужские особи. Все это ухудшает генофонд охотничьих животных. О. Леопольд точно сказал по этому поводу: «Любитель трофеев рубит сук, на котором сидит» (75). «Действуя избирательно, охотники неизбежно сокращают генетическое разнообразие популяции», — пишет д.б.н. А.А. Никольский (106).

Д.б.н. А. Данилкин сообщает, что «массовый отстрел лучших самцов — производителей наносит непоправимый ущерб генофонду видов, особенно оленьих, самцы которых имеют максимально развитые рога в среднем, наиболее продуктивном возрасте. Деградация популяций в местах интенсивной трофейной охоты очевидна» (344). Из-за постоянной охоты на кабаргу в Сибири, у нее происходит уменьшение мускусной железы. Если в 2000 г. она в среднем весила 26 гр., то в 2005 г. — 20 гр. (271).

13. Охота разрушает половозрастную структуру стада диких копытных и стай птиц.

По данным зоолога Е. Кошкарева, численность трофейных самцов архара в Киргизии за 10 лет (с 1997 г. по 2001 г.) из-за трофейной охоты снизилась в 12–18 раз (306). Профессор, д.б.н. А. Данилкин пишет, что в Казахском нагорье из-за трофейной охоты на баранов произошло изменение половозрастной структуры популяций: «На Памире из-за трофейной охоты доля молодых самцов в группировках увеличилась с 29–39% до 55%» (344). Спортивная охота способствует «омоложению» стад животных за счет изъятия полноценных взрослых особей (548).

14. Во время охоты остается огромное количество подранков.

При охоте на косулю насчитывается 35–65% подранков (319). При ружейной охоте на бобра — 22% (471). При охоте на уток в подранках оказываются 1–3 утки (82), при охоте на лося — до 76% подранков (256).

15. Охота оставляет осиротевших детенышей.

Во время охоты остается множество осиротевших детенышей, которые чаще всего гибнут или попадают в неволю. Например, при весенней охоте на волков, при зимней охоте на медведей и т.п.

16. Вытеснение в новую среду обитания.

Охота нередко вытесняет диких животных в новую среду обитания, им не свойственную. В результате, уменьшается жизненная способность популяции, что ведет к риску вымирания.

17. Во время спортивной охоты гибнет большое количество краснокнижных животных.

В Украине, России, Беларуси, других странах СНГ разрешена охота на гусей, уток, куликов. В понятие «утки», «гуси», «кулики» входят как краснокнижные, так и охотничьи виды. Так, в Красную книгу России занесено 14 видов гусеобразных и 14 видов куликов. В Красную книгу Украины занесено 7 видов гусеобразных и 9 видов куликов (272). Среди них есть такие виды, которых не сразу отличит и специалист. Например, очень трудно отличить российскую краснокнижную пискульку от обычного белолобого гуся, с которым к тому же она образует совместные стаи. При экологической безграмотности абсолютного большинства охотников происходит массовый отстрел во время охоты многих краснокнижных видов. По моим самым приблизительным подсчетам за один сезон украинские охотники убивают около 10 тысяч краснокнижных куликов, и около 1 тысячи краснокнижных гусеобразных. Орнитолог И. Гвоздецкий сообщает, что ему неоднократно приходилось наблюдать, как охотники отстреливали краснокнижных птиц — орлана — белохвоста, малого подорлика и др. В Сибири в петлю на каборгу попадают краснокнижные барсы (271).

Другой пример. Во время облавной охоты в гуще леса на кабанов, лосей, волков происходят случаи, когда охотники путают этих животных с краснокнижными зубрами и убивают последних. В середине 1990-х годов в Даневском охотничьем хозяйстве в Черниговской области произошел случай, когда крупный чиновник на облавной охоте перепутал зубра с лосем и убил краснокнижное животное. Зубра тут же закопали. Уголовное дело возбуждено не было. Во время облавных охот на охотничьих зверей зубров выгоняют на тонкий лед, на автотрассы, где они порой находят свою смерть (как это случилось в начале марта 2007 г. на Черниговщине, когда 6 зубров утонуло в р. Остер). В начале ноября 2007 г. Закарпатское общество охотников выступило с заявлением о своем намерении убить медведя, что задрал местную корову (медведь внесен в Украине в Красную книгу), и обратилось к телеканалам с предложением купить у них фильм об убийстве редкого животного, который они хотели отснять (370). Много краснокнижных хищных птиц гибнет от капканов, которыми охотники уничтожают волков.

И.В. Щеголев пишет: «Необходимо также учитывать огромный ущерб, наносимый охотниками природной среде методом отстрела из-за праздного любопытства краснокнижных животных фауны Украины, который составляет по нашим данным до 500–700 особей за один сезон (на юге Украины — В.Б.). Это практика выстрела по всему, что летит, свойственная абсолютному большинству (70%) охотников южного региона. Так, за последние 10 лет, в дельтах Дуная и Днестра было застрелено минимум 8 орланов-белохвостов — хищных птиц с размахом крыльев до 2-х метров, которых невозможно спутать с утками, но убийство орланов льстит самолюбию современных охотников» (470). «Желание местного населения, прежде всего охотников, — уничтожить тигров как хищников, избавить от них изюбров, кабанов и других копытных. По этой причине убивают 50% тигров», — пишет Г.Ф. Горохов (568). «Как охотник-промысловик стремился убить тигра, который плотно селился на его участке, так он и сегодня старается это сделать», — считает М. Кречмар (567).

В Латвии охотники, путая молодых лебедей-шипунов с гусями, ежегодно убивали несколько десятков этих редких птиц (570). В начале 2000-х годов украинские охотники поднимали вопрос об охоте на занесенного в Красную книгу глухаря. Очень показательно, что первый в России вопрос об открытии охоты на краснокнижного тигра подняла в 2006 г. именно охотничья печать — «Российская охотничья газета» (20).

В последнее время охотники все активней начинают отстреливать в качестве трофеев краснокнижных животных. Под воздействием мощного охотничьего лобби, многие страны СНГ — Украина, Беларусь, республики Средней Азии принимают специальные антизаконные ведомственные акты, которые «узаконивают» коммерческую охоту на краснокнижных животных (417). Издаются специальные каталоги по трофейной охоте на краснокнижные виды (снежный барс, джейран, зубр, тигр и др.). Например, к таким аморальным изданиям относится справочник главного редактора российского журнала «Сафари» А. Хохлова (в соавторстве) — «Охотничьи (трофейные) животные Европы и Азии», предисловие к которому написал известный российский зоолог В.Е. Флинт (373).

Успешно провоцируют охотников на убийство трофейных краснокнижных животных различные Международные книги трофеев системы CIC и SCI (международных охотничьих организаций). Так, в Международную книгу трофеев SCI попало 60% африканских животных, 16% — североамериканских, 3% — европейских, 3% — азиатских, 1% — австралийских (373). Причем огромное количество — из Красных книг. Особую важность сохранение генетического разнообразия имеет при работе с малочисленными краснокнижными видами. Л.Г. Раменским сформулировано правило экологической индивидуальности: каждый вид и каждая особь обладает индивидуальной (генетически предопределенной) и экологической индивидуальностью (596). Для малочисленных краснокнижных видов каждая особь, каждая разнокачественная популяция становятся буквально на вес золота. Валютная охота на краснокнижников быстро нарушает структуру внутри- и межпопуляционной генетической изменчивости, генетическую структуру популяции, что ведет к нарастанию инбридинга, а впоследствие — к плохой выживаемости молодняка и падению численности вида (583, 594). Это может грозить краснокнижному виду гибелью.

Есть реальная опасность, что перестреляв в своей стране всех охотничьих животных, «выбив» их даже в Красной книге, охотники станут требовать расширения списка «охотничьих» видов за счет неохотничьих птиц и зверей. Тогда под ружье охотника официально могут попасть снегири, жаворонки, соловьи, как это уже делается в Японии или Италии. Затем охотники выбьют и этих животных, и будут требовать новых жертв за счет ежей и лягушек.

Силы и влияния для этого у них имеется, к сожалению, в нашем обществе пока достаточно. Во Франции, например, они создали Партию охотников Франции и в 2002 г. на выборах во французский Парламент набрали 10% голосов, обогнав коммунистов и создав свою фракцию в Парламенте (404).

Если их не остановить, охотничье племя может нанести ужасный ущерб дикой природе и дикой фауне.

18. Спортивная охота является базой для браконьеров.

Браконьерство будет существовать до тех пор, пока будет разрешена спортивная охота. Она является своеобразным питательным субстратом для браконьеров. Человек, в порыве безумной страсти стреляя зайцев или уток, к тому же бесконтрольный в дикой природе, практически никогда не может остановиться. Результатом является перестрел и превышение норм добычи. Вот несколько примеров. В Красноярском крае добывается в 10 раз больше соболя, чем лицензируется. В Алтае-Саянском регионе России кабаргу добывают в 42 раза больше официального. Более 50% добываемой там охотничьей продукции является незаконной. Медведя в Сибири добывают без лицензии или более двух на одну лицензию. В Тыве до 2005 г. существовал запрет на добычу кабарги. Ее добывали только браконьеры. Однако, когда в 2005 г. этот запрет был снят, ни одна лицензия не была продана. Всю кабаргу продолжали добывать браконьеры (271).

Защитники спортивной охоты заявляют — таким образом местные охотники добывают средства на выживание, что не соответствует действительности. По данным сибирских экологов, лишь около 20% вырученных от охоты средств идут на содержание семьи. Гораздо больше 80% пропивается самими охотниками (271).

Современные охотники — спортсмены очень далеки от идей охраны природы. Так, Г.Г. Рогачев приводит данные своих социологических исследований российских охотников: «Охотников больше всего (51,7%) волнует доступ к ресурсам… Только незначительное количество членов общества предлагает ужесточить правила охоты и рыболовства, запретить промысловое освоение госохотфонда и запасов рыбы» (45). Охотники очень часто становятся браконьерами. 90% охотников Дальнего Востока России ориентированы на незаконный промысел товаров животного и растительного происхождения. Около 50% дальневосточных охотников добывают занесенного в Красную книгу МСОП белогрудого медведя ради медвежьей желчи (57). В Украине один среднестатистический охотник в год пять раз нарушает правила охоты (562).

Нередко от защитников охоты можно услышать об этике и морали охоты. На самом деле это не более чем фарс, лицемерие. Вот что сказано об этом на одном из охотничьих сайтов: «У вас, у охотников, разговоры о морали и этике — одна из разновидностей баек. Как про величину кабана, которого удалось подстрелить. Известно, что с каждым годом кабанчик этот подрастает, причем побыстрее даже, если бы живым остался. Был я тут на охоте. Говорили на досуге, мол нельзя подранков упускать, мол нельзя непрофильную птицу бить, что перестрел плохо…, а когда дошло до дела… у одного перестрел, другой по куликам шандарахнул, пять птиц подстрелил и в воду за ними не полез. Третий вообще палил в белый свет как в копеечку, одних подранков настрелял с дюжину… и одно только утешение, мол без нарушений не проживешь, но мы то не они, не очень нарушаем. Понимаем мол… В общем фигня все ваши разговоры про мораль и охотничью этику» (232).

19. Спортивная охота ухудшает генетическое качество вида.

Апологеты спортивной охоты говорят о безопасности систематического изъятия определенной части популяции того или иного вида охотничьих животных при условии сохранения общей численности вида. На самом деле, даже если вид сохраняет свою численность, охотники наносят значительный экологический вред его генофонду.

Согласно последним данным природоохранной генетики, популяция диких животных состоит из более мелких, генетически отличающихся, разнокачественных субпопуляций. Каждая субпопуляция характеризуется специфическим генофондом и своеобразными биологическими особенностями (594). Постоянный обмен генами между ними позволяет более крупным популяциям и виду в целом находиться в «хорошей форме».

Такая системная организация популяции имеет принципиальное практическое значение. Во время спортивной охоты, особенно на водоплавающих птиц, полностью или частично выбиваются многие субпопуляции, что приводит к нарушению естественно сложившихся каналов миграционной связи между элементами системы, из поколения в поколение разрушая генетическую структуру популяции. Все это ведет к нарастанию инбридинга, следствием чего является падение численности и плохая выживаемость молодняка. Как считает академик Ю.П. Алтухов, этот процесс утраты генетического разнообразия может привести к необратимой деградации популяции даже после прекращения соответствующего воздействия (охоты) (594).

Конечно, в сравнении с уничтожением мест обитания диких животных, или гибели фауны от ядохимикатов — спортивная охота зло не самое большое. На сколько бы не уменьшали это зло, в добро оно превратиться не может.

В мае 2007 г. в Киеве состоялся первый Международный (в рамках СНГ) съезд противников спортивной охоты, на котором был принят Манифест антиохотничьего движения и Программа антиохотничьего движения.

Манифест антиохотничьего движения

Антиохотничье движение — это совместные действия людей, объединившихся в своем стремлении покончить с чистым злом, которое именуется охотой убивать или так называемой спортивной охотой (охотой ради развлечения).

Человечество давно перешло тот ранний период своего развития, когда охота была практически единственным способом выживания человека. В наши дни охота превратилась в обыкновенную забаву, способ получения удовольствия в основном богатых, ищущих развлечение людей. Дичь их не интересует — только смертоносный процесс.

В 21 веке все мы должны наконец понять, что нельзя убивать диких животных ради развлечения, как нельзя убивать ради развлечения людей. Жажда убийства, как бы она не маскировалась — под искусство, традиции, спорт, отдых — аморальна сама по себе. Культурная традиция не должна служить оправданием убийства или жестокости. Поэтому хвалиться охотничьей страстью, тем более прославлять зверобойство, как якобы часть культуры, нет оснований.

Спортивная охота не приветствуется многими мировым и локальными религиями — христианством, исламом, буддизмом, иудаизмом, даосизмом, джайнизмом, индуизмом и др., ибо обесценивает святость жизни, создает атмосферу узаконенного зла и одобряемых пороков.

Спортивная охота воспитывает тщеславие, лицемерие, жестокость, эгоизм, равнодушие, приучает к пьянству, заглушает жалость и сострадание, учит людей относиться к убийству, как к рядовому явлению, и зарабатывать на безнравственных вещах, приносит животным и людям-неохотникам моральные и физические страдания, умножает количество зла в мире.

Спортивная охота — это добровольное возвращение к первобытному звероподобному состоянию, своеобразная колба, в которой бродят бациллы насилия. Охотники твердят о своей любви к природе, но какой любящий человек может убивать любимые существа? Охотники воображают себя героями, смельчаками.

Мы скажем им: «Вы не герои, а трусы. Тот, кто обижает, давит, насилует слабого, тот жалкий трус, а не герой. Герой спасает жизни, а не губит их. Мужество не в насилии, а в труде и помощи. Давя слабого, ты — трус и негодяй».

Спортивная охота — это война. Человеческое общество, идущее войной на животных, уже не вполне человеческое. У такого общества нет будущего, ибо критическая масса трофейных убийц начинает превышать критическую массу людей милосердных. Сегодняшняя спортивная охота, раскрученная шоу-бизнесом, рекламой, коммерческими и охотничьими СМИ — грандиозная и опасная промывка мозгов, устроенная всему человечеству.

Спортивная охота «распускает инстинкты», тянет человека в греховное прошлое, попирает свободу и справедливость, прославляет убийство и жестокость. Спортивная охота несет смерть не только тем, на кого охотятся (в Украине ежегодно во время охоты уничтожаются более 3,5 млн. животных), но и тем, кто охотится. В Украине во время спортивной охоты ежегодно гибнет или получает тяжелые ранения около 10 человек.

Спортивная охота экологически опасна, так как является «селекцией наоборот» и изменяет естественное эволюционное направление развития видов охотничьих животных.

Однако, самый большой вред от спортивной охоты состоит с распространении охотниками утилитарного антропоцентрического мировоззрения, рассматривающего животных исключительно как вещи (трофеи, ресурсы), созданные только для удовлетворения человеческих потребностей и тщеславия.

По мере развития духовности человечество должно избавляться от антропоцентризма и различных низменных страстей и предрассудков, тормозящих развитие цивилизации. Некоторые страны уже встали на путь запрещения спортивной охоты — Кения, Великобритания.

Мы будем добиваться создания в обществе обстановки нетерпимости к спортивной охоте, лоббировать антиохотничье законодательство, воспитывать у молодежи антиохотничий иммунитет, проводить массовые акции протеста, приуроченные к открытию охотничьих сезонов и выставок. Охотники не могут обладать правом на насилие и убийство диких животных, спортивная охота не должна входить в индустрию развлечений.

Мы выступаем против охотничьих писателей и их издателей, которые, утверждая культ насилия, прославляя охоту и возбуждая низменные страсти, отбрасывают человечество в его первобытное атавистическое прошлое, пренебрегая тысячами лет нравственной эволюции. Мы выступаем против представителей так называемой политической и бизнесовой «элиты», которые строят в наших странах охотновладельческий строй с его канализационной культурой, душевным самоубийством и дикими традициями.

У этих людей, убивающих животных ради развлечения, повышена агрессивность и жестокость. Они представляют серьезную опасность для общества. Их нельзя допускать к власти. Трофейным убийцам нет места в парламентах, министерствах, в кабинетах губернаторов, мэров, судей и прокуроров.

Мы выступаем против какой-либо охоты — спортивной, научной и т.д. в национальных парках, биосферных заповедниках, охранных зонах природных заповедников, в региональных ландшафтных парках и других ОПТ, ибо в этих охраняемых природных объектах должен царить дух благоговения перед жизнью.

Мы выступаем против новых «рыночных экологов», желающих реабилитировать спортивную охоту, ловко вписав ее в идеологию «устойчивого развития», «экологического туризма», «инвестирования в охрану природы» и прочей наукообразной чепухи.

Мы отказываемся от каких-либо политических компромиссов с охотниками, ибо дело идет о справедливости, морали и защите прав животных на жизнь и свободу.

Мы выступаем за равноправие и равноценность всего живого, защиту слабых, уважение и любовь ко всем животным, поддерживаем экологическую этику, вегетарианство и развитие зоозащитного движения.

Мы надеемся, что требование запретить спортивную охоту со временем станет актуальным призывом всей передовой части человечества. Ибо отказ от охоты убивать сделает наш мир лучше.

Манифест принят на Международном съезде _противников спортивной охоты (18–20 мая 2007 г., г. Киев).

Программа Антиохотничьего движения

Цель антиохотничьего движения — отказ общества от спортивной охоты. Это может быть достигнуто при решении двух основных задач: повсеместном общественном осуждении спортивной охоты и постепенном правовом ограничении спортивной охоты.

В качестве первоочередных мер, направленных против спортивной охоты, следует считать:

± Создание антиохотничьего движения;

± Введение запрета (ограничений) на рекламу спортивной охоты;

± Создание зон, свободных от спортивной охоты (по аналогии с зонами, свободными от курения, безъядерными зонами и т.п.);

± Разработка и лоббирование антиохотничьих законов;

± Разработка экологических, социальных, экономических, этических, религиозных, культурологических и других аргументов против спортивной охоты;

± Полный запрет весенней охоты и практики «царских охот»;

± Пропаганда бескровного отдыха на природе;

± Популяризация антиохотничьих ценностей и настроений;

± Развитие вегетарианского и зоозащитного движений;

± Критика охотничьих мифов (охотники — друзья природы и т.п.), развенчание «мужественности» и «героики» спортивной охоты;

± Борьба против соглашательской позиции ряда природоохранных организаций (российский WWF и др.), допускающей спортивную охоту, что вредит имиджу экологического движения. (К этому можно добавить ограничения на охотничье оружие, ограничение права на охоту, ограничение сроков охоты, видов охоты, списка охотничьих животных — В.Б.)

(Программа принята на Международном съезде противников спортивной охоты (18–20 мая 2007 г., г. Киев)

Спортивная охота — такое же абсолютное зло как и рабство. Ее нельзя улучшить или исправить реформами. Поэтому она должна быть отменена.

К сожалению, пока наше общество в целом положительно или нейтрально относится к спортивной охоте. Не видя здесь ни серьезной моральной проблемы, ни экологической. Об этом говорит хотя бы такой факт: на просторах СНГ существуют сотни русскоязычных охотничьих сайтов и только один — антиохотничий, созданный несколько лет назад природоохранной дружиной «Служба охраны природы» Казанского университета. Некоторые экологические газеты не замечают вреда от спортивной охоты, публикуя благостные материалы (555).

Заканчивая антиохотничью тему, хотелось бы предложить спортивным охотникам одну идею. Если они никак не могут отказаться от своей забавы, то пусть разделятся на группы и отстреливают не животных, а друг друга. Это, по крайней мере, будет справедливо и по-мужски.

«Я уверен, — писал известный российский писатель-натуралист, к.б.н. И. Акимушкин, — пройдет немного времени, и все человечество будет считать так называемую спортивную охоту позорным пережитком дикости, а убийство без надобности животного будет караться законом почти так же строго, как убийство человека, потому что всякое убийство и человека, и животного, наносит большой моральный урон прежде всего тому, кто убивает и тем, кто его окружает (…) Нужно меньше охотников — больше сторожей в заповедниках, меньше охотничьих обществ — больше обществ защиты животных, меньше охотничьей литературы — больше литературы биологической» (360).

Спортивная рыбалка (когда рыба ловится не ради пропитания, а ради спортивных достижений и развлечения) также критикуется экологической этикой за нарушение прав рыб, за жестокое отношение с ними. Причем, в отличии от других форм насилия над дикими животными, рыбалка носит массовый характер. Попав на крючок, рыба испытывает сильную боль. Группа шотландских исследователей из Рослинского и Эдинбургского университетов провели исследование и доказали, что «глубокие поведенческие и физиологические изменения, обнаруженные у форели, подвергавшейся воздействию внешних раздражителей, сопоставимы с наблюдаемыми у высших млекопитающих» (46)

«Для меня съесть морского окуня все равно, что съесть кокер спаниеля. Рыбы настолько добродушны, настолько любопытны. Вы знаете, рыбы чувствительны, они имеют индивидуальность, они страдают, когда ранимы», — заявила одна из ведущих морских биологов, известный океанограф Сильвия Ирл (238).

Некоторые рыбы собирают информацию, подслушивают других, используют листья в качестве инструментов, строят гнезда. Специалисты из Эдинбурга пришли к выводу, что рыбы обладают универсальными развитыми способностями, поведенческой гибкостью и даже культурой. Они могут иметь долгосрочные воспоминания и сложные социальные структуры, умеют разговаривать друг с другом звуками. Рыбы любят, когда их мягко трогают и могут тереться о ваши ноги подобно коту. Британский психолог Фил Ги из университета Плимута заявил, что рыба может «сказать» который час (238). Рыбы чувствуют боль и ужасно страдают во время путешествия от моря до магазина. Огромное количество рыбы страдает от боли во время попадания в рыбацкие сети, которые сдирают с них «кожу» (238).

Согласно данным М. Штоскофта из Университета штата Каролина, рыбаки различными способами причиняют рыбам боль. Профессор Ф. Херд, микробиолог из Мельбурнского университета, на протяжении 10 лет изучавший чувствительность рыб к боли, говорит: «Аргумент, что рыбы не чувствуют боль, очень удобен». Рыб ранят одним или несколькими крючками и вытаскивают из естественной среды обитания.

У тех рыб, которые попали на крючок, а потом выпустили, наблюдаются серьезные повреждения внутренних органов. На них самым серьезным образом сказывается стресс и изнеможение, которое они испытали, оказавшись на крючке.

Департамент защиты дикой природы штата Оклахома (США) установил, что от 43% до 62% рыб, побывавших на крючке, а потом отпущенных в воду, все равно погибают. Но даже те рыбы, которые остаются в живых, сильно страдают от перенесенного ненужного испытания — это и физическая пытка, и стресс. Часто для ловли крупной рыбы — судака, щуки, окуня рыбаки используют для приманки более мелкую рыбу, насаживая ее на крючок. Кто и когда задумывался о страданиях этих маленьких рыбешек? А о страданиях червяка, которого в качестве приманки также пронзили рыболовным крючком?

Рыбалка причиняет вред не только рыбам. Ежегодно потерянные крючки, а также рыболовные сети, леска калечат, душат и убивают множество птиц и млекопитающих. Журнал «Scientific American» сообщает, что животные чаще всего путаются и погибают именно в рыболовной леске (134). Спортивная и любительская рыбалка — излюбленное занятие населения. Только в Украине насчитывается около 30 млн. рыбаков-любителей, что составляет более половины населения страны. Ежегодно они отлавливают во внутренних водоемах без учета браконьеров и промысловиков около 168 тыс. тонн рыбы (240), что составляет около 1,5–2 млн. рыб. Вместе с тем, по сравнению с 1955 г. рыбы во внутренних водоемах Украины стало меньше в 100 раз.

Можно с некоторыми оговорками согласиться с ловлей рыбы для пропитания. Однако большие этические проблемы начинают возникать, когда рыба ловится ради спортивного азарта, рекорда и т.п. Как и в случае со спортивной охотой, спортивная рыбалка является аморальным, нравственно ущербным занятием. А вместе с тем она с каждым днем получает все большее распространение. Например, в Украине существует Федерация рыболовного спорта Украины, Украинская подводная федерация, Украинская карповая лига (ее члены соревнуются только по лову карпа), ежегодно проводятся Чемпионаты Украины по: 1) ловле на удочку; 2) подводной охоте; 3) ловле рыбы поплавочной удочкой; 4) ловле хищной рыбы спиннингом с берега; 5) ловле карпа; 6) ловле рыбы спиннингом с лодки; 7) ловле сома на квок; 8) ловле рыбы фидерной снастью.

С 1981 г. по 1985 г. в Украине было проведено 25783 соревнования по рыбной ловле, в которых приняло участие 377365 человек (368). Создавались и создаются даже специальные школы по обучению подготовке спортсменов-удильщиков и спиннингистов. Сами по себе рыболовные соревнования — довольно жестокие мероприятия с точки зрения экологической этики. Как правило, на рыболовных чемпионатах в учет идут пойманные экземпляры, соответствующие минимальному зачетному весу рыбы. Все, что попадается на крючок меньше весом, выбрасывается как негодное в воду или на берег. Иногда рыб-недомерок бросают обратно в воду, но поранившись о крючок они вряд ли выживут. Ряд соревнований, например, по ловле карпа, происходит по принципу «поймал — зафиксировал — отпустил». В этом случае рыбе, ради чисто спортивных достижений, наносится боль крючком. Во время рыбной ловли по принципу «поймал—выпустил» в течение шести суток гибнет 43–62% выпущенной рыбы. Виной тому — повреждение чешуи, рта, плавников, недостаток кислорода и т.п. (595). Нередко на берегу остаются, вырванные крючками жабры, глаза, обрезанные леской плавники, развороченные челюсти. Весь берег осыпан чешуей, которую рыба теряет при биении о камни. Часто выпущенная рыба получает термоожоги, когда ее берут без перчаток. Выживает до 10% от выпущенной в воду рыбы (615). У рыб, пойманных на крючок, а затем отпущенных, наблюдается задержка нереста, продуцирование более мелких мальков и меньшего числа особей. В Германии, Швейцарии рыболовный принцип «поймал—отпустил» запрещен (616). Аморальный и экологически вредный принцип «поймал—отпустил» применяется в России к краснокнижным видам: белуга, обыкновенный и сахалинский таймени, озерный лосось, арктический голец, микижа. Как правило, количество рыбы во время ловли по принципу «поймал—отпустил» не лимитируется. На других видах соревнований пойманная рыба соответствующего веса хранится живой до взвешивания «в условиях жесточайшего стресса», как пишет один участник чемпионата (363). Из-за стресса она теряет свой вес, что очень огорчает рыболовов-спортсменов. То, что кроме потери веса пойманная рыба еще переживает ужасную боль, никого не волнует.

Для упрощения спортивной рыбалки уже созданы трансгенные карпы, форель, и осетры, что вызывает тревогу с этических позиций тоже.

Против модного бума на различные рыболовные соревнования все чаще начинают выступать и сами рыбаки: «В последнее время среди нашего продвинутого рыболовного истеблишмента чрезвычайную популярность получили различные соревнования — начиная от чемпионата родного райцентра и заканчивая чемпионатами Украины по разным версиям. Причем значительная их часть приходится на период нереста (…). На иных «форумах» рыбы ловится немало, и в первый день, и во второй, но с какой целью и во имя чего пойманная рыба приносится в жертву? (…) Кстати, в Германии, уровень жизни которой и рыбные запасы находятся на порядок выше, чем у нас, рыболовные соревнования запрещены законом…» (503).

Непонятно также, зачем ловить рыбу, живущую в сильно загрязненных водоемах. В пищу она не годится. Ее ловят (убивают) исключительно ради развлечения. Следует добавить, что многих современных рыболовов-спортсменов и издателей рыболовных журналов не волнуют вопросы охраны рыб. Иначе чем объяснить, что в 2006–2007 гг. украинские журналы «Рыболов–профи», «Рыболов», российский «Рыболов–Elite» не посвятили рыбоохранной теме ни одной статьи. Зато все номера забиты рекламой рыболовных снастей, хвастливыми фотографиями и историями о «богатых» рыбалках, издаются даже специальные книги рыболовных рекордов (398). Нередко в рыболовных журналах пропагандируется перелов рыбы. Чему они учат рыбаков? Наверное, отнюдь не любви к природе, уважению к живому, не экологической этике. Сейчас спортивная рыбалка ведется с использованием специальных средств обнаружения рыбы в речках и озерах, не оставляющих ихтиофауне никакого шанса на спасение. Нужно также добавить, что свинцовые грузила, используемые рыбаками, загрязняют природу и травят диких уток, как и свинцовая дробь. В Великобритании ежегодно оседает в речках и озерах до 250 тонн свинцовых грузил. Поэтому в 1987 г. там был принят закон, запрещающий их использование (143).

Как и спортивная охота, спортивная рыбалка обрастает все новыми и новыми аморальными, полубраконьерскими способами добычи рыбы. Например «троллинг» — ловля щуки на дорожку с использованием моторных лодок. Рыбаки-любители очень часто ловят икряную рыбу во время нереста, хотя это и запрещено. До 50% рыбаков не против разрешения на вылов краснокнижных рыб (569). Следует учесть,что во время спортивной ловли случайно ловится немало краснокнижных рыб: в России — шемая, рыбец, в Украине — стерлядь.

В 1960-х годах в Черном море практиковалась аморальная спортивная рыбалка на дельфинов. В своей книге «Спортивное рыболовство и подводная охота на Черном море» Ю. Шеманский писал: «Используя способность дельфинов улавливать звуки и ультразвуки, рыболовы-спортсмены с гораздо большим успехом приманивают их рыболовными приманками с повышенной акустикой…» (436). Полное неприятие вызывает элитная спортивная рыбалка по принципу «поймал — отпустил». В основном ею пользуются заезжие богатые иностранцы. Богатым западным спортсменам-рыболовам лень возиться с рыбой — чистить, варить ее. Они ее только ловят, фотографируют и выпускают. Особенно такая рыбалка развита в Сибири, на Кольском полуострове.

Один из свидетелей такой рыбалки с возмущением пишет: «Почти каждый день «клиенты» турфирм «тралят» реку на протяжении 25 км (основная часть нерестилища) и накалывают рыбу (практически одну и ту же!). Что такое наколоть рыбу? Клиент зацепил ее и не спеша, в течение примерно 30 мин., вываживает ее до полного изнеможения, вынимает из реки, отцепляет, фотографирует и отпускает. Для отдельно взятой рыбалки за сезон эта процедура может повторяться десятки раз! А если крючок оказался в жабре, в глотке, в языке или за глаз? Кто же такое выдержит!

ПИНРО (Полярный институт рыболовства и океанологии) и прочие науки за деньги интуррыбаков утверждают, что ничего в том страшного нет. Что-то не верится (…) За последние пять лет наблюдается снижение уловов в десятки раз. Кроме того, все реже попадаются крупные, более 10 кг, экземпляры. К тому же сама рыба стала менее энергична, после нескольких рывков довольно спокойно вываживается…

То ли рыба изнасилована нахлыстом, то ли уже прошел отбор с упором на менее энергичных особей (самая активная часть популяции была уничтожена в прошлые годы еще до периода нереста)…» (450).

«С точки зрения нашего национального менталитета, лов рыбы по принципу «поймал — отпустил» является глубоко аморальной формой отношения к Природе и глумлением над плодами ее труда. Это коммерческое изобретение изначально относится к американскому развлекательному бизнесу… Мотивацией же лова «замучил — выкинул» служат низменные желания истязателя и попадают эти действия под статью российского УК о жестоком обращении с животными (…) Причинять бессмысленное страдание и боль по принципу «поймал — отпустил» и получать от этого эстетическое наслаждение — это относится к области психических растройств и сексуальной неудовлетворенности» (451).

Особой критики заслуживает спортивная ловля рыбы в заповедниках и национальных парках, особых охраняемых природных местах, где, по идее, должен царить дух благоговения перед жизнью Так, например, в Якутии, в Олекминском заповеднике действуют 10-дневные туры для иностранных рыболовов-спортсменов на ночную охоту на тайменя. Вместе с тем, как считает д.б.н. Ф.Р. Штильмарк, таймень стал очень редким в Сибири и является одним из кандидатов в Красную книгу России (103). Аморальная спортивная рыбалка происходит в Днепровско-Орельском, Крымском заповедниках (Украина), а также в Путоранском, Саяно-Шушенском, Воронежском, Вишерском, Чазы, Волжско-Камском заповедниках (Россия). В Шацком национальном парке (Украина) туристам жарят живых угрей на сковороде.

Следует отметить, что спортивная рыбалка, также как и спортивная охота, все чаще становится обыкновенным развлечением, переставая быть средством добычи пропитания. Днепропетровский биолог В. Манюк провел анкетирование 400 старших школьников, увлекающихся спортивной рыбалкой. 40% опрошенных заявили, что они ловят рыбу ради развлечения (устное сообщение В.Манюка).

Отношение к пойманной рыбе часто довольно жестокое: живую ее прокалывают через глаза и несут на поясе, ершей считают сорной рыбой и бьют о сапог, во время жары пойманная рыба быстро тухнет, и ее тут же выбрасывают. Вопросы ограничения жестокости во время спортивной рыбалки (использование хотя бы крючков без бороздки) не интересуют абсолютное большинство рыбаков.

Близко по своей жестокости со спортивной рыбалкой соседствует подводная охота при помощи подводного ружья. В СССР она началась с середины 1950-х годов. Этот вид развлечения редко у кого вызывает отвращение. Наоборот, он окружен ореолом романтики и приключений, всячески рекламируется различными популярными людьми типа рок-звезды А. Макаревича. К сожалению, _А. Макаревич и другие не задумываются, какую боль испытывает рыба, когда ее пронзает стрела, выпущенная подводным ружьем. Рыба тут же начинает биться в попытке спасти свою жизнь и избавиться от боли. На Крымском побережье любители подводной охоты избивают также крабов, любую другую морскую живность. Особенно аморально выглядят соревнования подводных охотников, когда ставится цель набить как можно больше рыбы.

Подводная охота приносит и экологический вред, так как практически бесконтрольна, способствует уничтожению маточного поголовья рыб, а также несет опасность для купальщиков, которые могут пострадать от попадания стрелы подводного охотника. Так, летом 2007 г. вице-спикер Госдумы России В. Володин, охотясь на Волге с подводным ружьем, как сообщили СМИ, ранил женщину (247). Подводная охота способствует уничтожению краснокнижных рыб, например усача, обитающего в Днепровском бассейне (240), а также морского петуха, обитающего в прибрежной зоне Крымского побережья (272), горбыля черного. Резко сократила из-за подводных охотников свою численность султанка.

Подводная охота учит бездумному, потребительскому отношению к природе рек, озер и морей. На одном из сайтов подводных охотников я прочитал: «Вижу стаю крупной рыбы и стреляю. На чем же мне еще тренироваться?»

Подводные охотники нередко охотятся с аквалангом (что в Украине запрещено) и ищут рыбу при помощи эхолота (которые давно пора запретить). В отличии от надводной дичи — кабанов и уток, крупная рыба нередко не уходит от подводного охотника. Он стреляет в стоящую перед ним щуку раз (промахивается), два (промахивается), три. Щука не уплывает, а продолжает стоять рядом и смотреть на убийцу. Подводный охотник бьет до тех пор, пока не попадет. Такая «охота» больше напоминает самое настоящее избиение.

Один подводный охотник пишет: «На соревнованиях в борьбе за награды происходит «тупой» отстрел рыбы (…) После некоторых спортсменов-охотников, которые поохотились на одном месте пару дней, становится пусто — ни рыбы, ни людей, ни рапана…» (388). Нередко соревнования по подводной охоте идут в период, когда горбыль с икрой, сами охотники бьют «условно сорную рыбу», которая не проходит по оценкам, а потом просто ее выбрасывают.

Еще один подводный охотник вспоминает: «Но ведь и солидные «авторитеты»-охотники порой вовсю шарашат рыбу, ездят с прицепами, с холодильниками на заготовки. По весне, когда щука в реках к нересту готовится, выбивают ее десятками (…) И хотя бы не публиковать в книгах и статьях фотографии, наводящие на мысль, что цель подводной охоты — тотальное уничтожение рыбы в водоемах. А то посмотрите, к примеру, на фото некоторых известных подводных охотников в прессе — то десяток сазанов на кукане, то пять угрей, то вообще длинная «низка» рыбного ассорти. Ну нельзя же так! Вся страна смотрит и «учится». В результате формируются некий культ борьбы с рыбьим поголовьем» (389).

Особо аморальна подводная охота на рыб осенью–зимой, когда рыба сонная, и ее подбить вообще не составляет никакого труда. Обычно за одну такую рыбалку бьют до 100 особей.

К сожалению, редакции рыболовных журналов практически не критикуют подводную охоту, а только ее рекламируют. И это просто объясняется: они зависят от рекламы, а том числе дорогого оборудования для подводной охоты.

В некоторых странах, например, в Белизе, Мальдивы, Германии подводная охота запрещена. В США запрещено заниматься подводной охотой в пресных водоемах. В Германии правила рыболовства обязывают каждого рыбака иметь с собой специальную колотушку, чтобы убить пойманную рыбу дабы та не мучилась. Садок для рыбы должен иметь 4 метра в длину и полметра в ширину, чтобы ей не было тесно. Для хищных птиц необходимо иметь отдельный садок. В Германии изготавливают и специальные крючки, кторые в течение нескольких дней растворяются в воде (это на тот случай, если крючок застрял у рыбы в губе, и сама рыба ушла от рыбака) (598). В странах же СНГ рыбу и другую водную живность подводные охотники продолжают убивать с особой изощренностью.

Что-то неправильное происходит в обществе, особенно в его религиозной части, когда смиренно принимается такое зло, как спортивная охота и спортивная рыбалка. Необходим массовый протест, чтобы остановить эти кровавые виды спорта и всю жестокость в отношении диких видов животных

Кровавые виды отдыха на природе можно заменить бескровными, гуманными по отношению к дикой фауне: фотоохотой, наблюдениями за животными, кормлением животных и т.п. Так, в США зарегистрировано более 44 тысяч наблюдателей за дикими животными, более 16 тысяч фотоохотников, более 54 тысяч любителей, кормящих птиц.

Запрещены должны быть не только такие явно выраженные жестокие развлечения как спортивная охота, рыбалка, подводная охота, различные травли и спровоцированные людьми «бои» диких животных. Римский император Калигула в одном сражении в цирке заставил сражаться 400 медведей. Использование диких животных в цирках, зоопарках, дельфинариях, при коммерческих фотосъемках также должны быть запрещены или значительно ограничены, так как они грубо нарушают права животных без веских на то моральных обоснований.

Так, например, уличные фотографы для заманивания желающих сфотографироваться используют обезьян, змей, белок, крокодилов, дневных хищных птиц, сов и других диких животных. При этом дикие животные находятся в необыкновенно тяжелых для них условиях, вызывающих болезни или скорую смерть.

Совы, будучи ночными птицами, слепнут от использования их по 8–10 часов в летние солнечные дни, обезьяны, привыкшие у себя на родине к теплому климату, и которых фотографы таскают по улицам в осенне-зимний период, мерзнут и заболевают пневмонией, змеям фотографы вырывают зубы. Диких животных уличные фотографы колют психотропными веществами, нередко бьют и содержат ночью в неприспособленных для передержки условиях — в подвалах и на чердаках.

Общеизвестен тот факт, что животные-фотомодели служат не более сезона: быстро теряется товарный вид, портится характер, развиваются болезни от несоответствия климата. Крокодилам заматывают пасть скотчем, чтобы не укусили. Обезьяны весь день сидят в клеенчатых комбинезонах. Удавы безвольно свисают с плечей фотографов в жару и заболевают воспалением легких в холод. Известна история, как летом 2007 г. в Мариуполе (Украина) с пляжа от хозяина-фотографа сбежал крокодил Годзила. Пасть у него была склеена скотчем. Поражает реакция отдыхающих: выражая сочувствие, они, тем не менее, фотографируются с изнеможенными, больными животными. Самое страшное, что мучение животных с утра до ночи наблюдают дети, приучаясь к бездушию. Этологи утверждают, что находясь на всеобщем обозрении, дикие животные испытывают мучительный стресс, так как в природе они живут скрытно, подчиняясь инстинкту самосохранения (141).

На основании материалов, переданных инспекторами Росприроднадзора, правоохранительные органы РОВД Адлерского района г. Сочи Краснодарского края 9 февраля 2006 г. возбудили уголовное дело в отношении фотографа по факту жестокого обращения с четырехмесячным котенком дальневосточного леопарда.

Котенок дальневосточного леопарда был изъят инспекторами Росприроднадзора 22 сентября 2005 г. у фотографа, который использовал его для оказания услуг по фотографированию с отдыхающими на смотровой площадке с. Монастырь по дороге на Красную Поляну в Сочи. После изъятия леопард был передан на ответственное хранение в частный зоопарк, где ему обеспечили профессиональный уход, кормление и лечение. Состояние леопарда ветеринары оценили как тяжелое. По итогам медицинского обследования у котенка обнаружили 5 неправильно сросшихся переломов левой передней лапы и три несросшихся переломов других конечностей. Причиной переломов могли стать побои, нанесенные леопарду фотографом.

Кроме того, животному сделали операцию на кишечнике по удалению камней, образовавшихся вследствие неправильного кормления и отсутствия необходимого ухода. Ветеринарам не удалось восстановить нормальное функционирование внутренних органов котенка, нарушенное из-за побоев и применения затормаживающих нервную деятельность препаратов, 28 сентября 2005 г. леопард погиб. Дальневосточный леопард занесен в Красную книгу Российской Федерации. Сегодня во всем мире насчитывается порядка 40–52 особей этого животного, которое считается одной из красивейших кошек в мире (221).

Именно поэтому во многих странах, например в Германии, фотографирование с дикими животными на улицах городов запрещено. В Украине в июне 2007 г. подобный запрет был подписан мэром г. Киева Л. Черновецким (распоряжение Киевгорадминистрацией № 678), в марте 2008 г. принят Парламентом Крыма (31).

Большим жестокостям подвергаются дикие животные в зоопарках. Так, в Украине ежегодно в последнее время во всех 6 государственных зоопарках гибнет около 700–1000 животных. В 2006 г. в Киевском зоопарке погибло около 127 животных, в 2007 г. — 140, в 2005 г. — около 250 животных. Гибель животных в ряде отделов Киевского зоопарка превосходит их рождаемость. За жестокое обращение с животными в конце 2007 г. Киевский зопарк был на 5 лет исключен из Европейской ассоциации зоопарков и аквапарков (31). При этом, как показывают ветеринарные свидетельства, много диких животных погибает в Киевском зоопарке от различных шоков, инфекционных заболеваний и пневмонии, что говорит о плохом их содержании в клетках и вольерах. Известны случаи, когда работники Киевского зоопарка необоснованно соединяли животных в одной клетке, в результате чего медведи калечили друг друга, а помещенная в клетку к лисице собака ее загрызла. В Киевском зоопарке до мая 2008 г. не было санитарного дня, когда животные могли бы отдохнуть от постоянных посетителей (в зоопарках Японии животные отдыхают по несколько месяцев). В Черкасском зоопарке животные гибнут из-за голода и плохого обращения с ними работников зоопарка (406). В Гродненском зоопарке в 2008 г. прорвало горячую воду, и погибли волки.

Зоопарки недаром называют местом тихих преступлений. Шум, маленькие клетки, перевозки животных в другие зоопарки приводят к сильнейшей перегрузке нервной системы диких животных. Жизнь животных в зоопарке неизбежно гонит их в сумасшествие. Один из признаков этого — так называемые стереотипные движения — у медведей, гиен, волков, лис, больших кошек. Животные бегают по одной территории взад-вперед час за часом без передышки. Некоторые животные начинают калечить сами себя, как одна из медведиц в Киевском зоопарке в 2006 г. Птицы выщипывают себе перья и ранят клювом. Обезьяны съедают свой кал, расчесывают тело (134). Животных доводят до стресса и гибели находящиеся рядом аттракционы и караоке.

Ужасный по своей жестокости случай произошел в январе 2008 г. в селе Ярмолинцы Хмельницкой области (Украина). Хозяева частного зверинца «Зоо-Одесса» перестали кормить животных и куда-то делись. От голода умерли два медведя и два осла. У живых дикобразов и павлинов работники зверинца выдирали иголки и перья и продавали по гривне. Этот сюжет был показан по украинскому каналу ICTV (31). В заехавшем из России в Луганскую область Украины в 2008 г. зверинце был убит медведь.

Дельфинарии, где развлекается охочая до зрелищ скучающая публика — еще одно аморальное развлечение. В природе касатки и дельфины проплывают до 160 км в день. Но в дельфинариях их сажают в бассейны длиной и шириной в 7,3 м, глубиной в 1,8 м. Дикие касатки и дельфины могут находиться под водой до 30 минут, они обычно проводят лишь 10–20% времени на поверхности воды. Но поскольку бассейны очень мелкие, они вынуждены проводить больше половины времени на поверхности воды. Специалисты считают, что именно по этой причине у большинства касаток в неволе ослабевают спинные плавники.

Дельфины двигаются с помощью эхолокации. С помощью сонарных волн они получают информацию обо всех предметах, об их форме, консистенции и расположении. В бассейнах реверберация их собственных сонаров, отражающаяся от стен, сводит с ума некоторых дельфинов. Жан-Мишель Кусто считает, что для дельфинов в неволе «мир становится путаницей из-за бессмысленных отражений». В бассейнах чистота поддерживается с помощью хлора, сульфата меди и прочих едких химикатов, из-за этого многие дельфины плавают с закрытыми глазами. Бывший дрессировщик дельфинов Рик О Барри, который дрессировал их для телевизионного шоу «Флиппер», считает, что некоторые дельфины из-за хлора ослепли. Департамент сельского хозяйства издал указ о закрытии дельфинария «Мир океана» после того, как выяснилось, что из-за слишком большого содержания хлора в воде у дельфинов слезает кожа.

Вновь пойманных дельфинов и касаток силой заставляют разучивать трюки. Бывшие дрессировщики говорят, что голод и содержание в одиночестве — это обычные виды дрессировки. Согласно данным Рика О Барри, понятие «тренировка с последующей заслуженной наградой» — это эвфемизм, который следует трактовать как «лишение пищи». В дельфинариях животным перед представлением порой недодают 60% пищи, чтобы они испытывали острое чувство голода, и чтобы получить лакомство, выполняли трюки лучше. Бывший дрессировщик дельфинов Дауг Картлидж заявляет, что этих стайных, коммуникабельных животных в качестве наказания держат в одиночестве: «Их просто сажают в загон и не обращают на них внимания. Это психологическая пытка». Неудивительно, что из-за этого, по словам О Барри, они находятся в состоянии жесточайшего стресса. Иногда стресс настолько силен, что дельфины кончают жизнь самоубийством. Жак Ив Кусто и его сын Жан-Мишель, которые стали свидетелями того, как дельфин намеренно много раз ударялся телом об стену, пока не умер, поклялись больше никогда не заточить в плен ни одно морское млекопитающее.

Если бы жизнь дельфинов и касаток в плену была так хороша, как ее описывают работники дельфинариев, продолжительность их жизни была бы гораздо больше, чем на воле. Ведь у них, в отличие от сородичей, живущих на воле, нет опасности стать жертвой хищников или погибнуть от грязной воды. Тем не менее, дельфинарий — это смертный приговор для касаток и дельфинов.

На воле дельфины живут от 25 до 50 лет. Самцы касаток живут 50–60 лет, самки — 80–90 лет. Между тем в дельфинариях касатки редко доживают до 10 лет. Больше половины дельфинов умирают в течение первых двух лет нахождения в неволе, а те, которые преодолевают этот срок, живут в среднем до 5 лет (141). Поэтому дельфинов для дельфинариев приходится ловить на воле каждый год.

Несмотря на то, что с 2006 г. Россия официально запретила ловить дельфинов и белух, в апреле 2007 г. Минсельхоз России выставил на аукцион предложение на отлов 508 белых китов (белух). Еще пару лет назад эти животные вывозились во Вьетнам, Китай, арабские страны, где помещались в дельфинарии. Естественно, арктические дикие животные гибли в южном климате, и на следующий год их вывозили опять. Никого не волновало такое циничное и жестокое отношение к бедным белухам, ведь стоимость одного животного оценивалась в 200–250 тысяч долларов (237).

В начале января 2008 г. в дельфинарии «Академия дельфинов» на Антильских островах в городе Кюрасао 300-килограммовый дельфин-афалина во время представления прыгнул на трех зрителей, которые получили тяжелые ранения. По мнению экспертов, причиной происшедшего явилась усталость и стрессовое состояние животного, вызванное перенапряжением — в сезон рождественских и новогодних отпусков дельфинов заставляли работать значительно больше, чем обычно (444).

В Одесском дельфинарии дельфинов заставляют работать не только днем, но и ночью, при фейерверках и прочих атрибутах шоу, психически травмирующих афалин. В военном дельфинарии г. Севастополя в 1990-х годах дельфинов содержали на таком скудном пайке, что они вырывали и жевали рубероид, которым было выстелено дно бассейна (446).

Несмотря на то, что содержание дельфинов в дельфинариях грубо нарушает ст.7 Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения» («условия содержания животных обязаны удовлетворять их в природных потребностях в еде, сне, движениях, контактах с себе подобными, в природной активности и других потребностях (…) Место содержания животных обязано быть оснащено таким образом, чтобы обеспечить необходимый простор, температурно-водный режим, естественное освещение, вентиляцию и возможность контакта животных с естественной для них средой (…) Условия содержания животных обязаны отвечать их биологическим, видовым и индивидуальным особенностям») (39).

В Украине действует 6 дельфинариев, и еще один строится в Харькове (445). (В свое время в Харькове уже действовал дельфинарий, но после того, как там погибли все дельфины, его закрыли. Теперь тюрьму для дельфинов хотят возродить вновь). Есть несколько проектов строительства дельфинариев в Киеве. Кроме этого существуют еще закрытые частные аквапарки, где обитают дельфины. В частных крымских дельфинариях, по сообщению СМИ, за одну особь просят 30тыс.долл. или предлагают сдать дельфина в аренду за 15 тыс.долл. в год. Когда журналисты позвонили под видом предпринимателей, им сказали: «Приезжайте подписывать договор. Документы в Минприроды оформлять не надо. В случае проверки все уладим» (460).

Дельфинарии приносят огромный доход их владельцам. На сегодняшний день деньги, вращающиеся в сети американских дельфинариев, превосходят в несколько раз оборотные капиталы всех цирков мира. И поэтому так трудно бороться с дельфинариями.

В литературе приводится немало фактов жестокого, негуманного обращения с дикими животными в цирках. Слоны не работают в цирке добровольно. Их все время бьют, сажают в цепи. Чтобы сломить характер отловленных слонят, их избивают и морят голодом в течение месяца. Слоны могут плакать от горя, многие видели у них слезы. Оставшись без матери, отловленные слонята долго горюют (как и сама мать).

Некоторым видам диких животных в цирках удаляют зубы, других накачивают наркотиками (134). Если вы обратите внимание, то во время выступления слонов к ним нередко подносят палку с бахромой на конце. В этой бахроме спрятан острый крюк, которым колют слона в его самые чувствительные места на голове и подмышками, если он не торопится исполнить запрограммированный трюк.

Известная певица Лайма Вайкуле рассказывала, как в одном ташкентском цирке собак дрессировали, бросая об стену. А один дрессировщик каким-то крючком поранил матку слонихе (312). Нередки случаи, когда цирки покупали животных из Красной книги, добытых браконьерским способом. Цирковые дикие животные получают постоянные стрессы при переездах. Чтобы сэкономить на переезде, животных везут самым дешевым способом. Не так давно зимой с гастролями в Китай перевозили дельфинов С.-Петербургского дельфинария. В результате аварии черноморские дельфины оказались на асфальте и провели несколько часов в снегу на пятиградусном морозе (135).

По-прежнему в отечественных цирках используются жестокие номера, например, прыжки гиен, как в украинских цирках, через горящие обручи. Чтобы медведь, смешно переваливаясь, танцевал «Калинку», его ставят на металлическую поверхность, включают музыку и раскаляют железо до нестерпимой температуры. Чтобы не сжечь себе лапы, медведю приходится переступать с ноги на ногу. Рефлекс закрепляется не единственным таким уроком (135).

В своей книге «Майкл, брат Джерри» Джек Лондон писал: «Никогда я не был так подавлен и потрясен людским жестокосердием, как среди веселой, хохочущей, рукоплещущей толпы, глазеющей на дрессированных животных… У меня тошнота подступает к горлу и все кружится перед глазами от той хладнокровной, сознательной, обдуманной жестокости, от того мучительства, которое кроется за девяноста девятью из ста номеров с дрессированными животными. Жестокость как искусство пышным цветом расцвела в среде дрессировщиков» (цит. оп: 255).

Критики со стороны экологической этики заслуживает увлечение изготавливать и устанавливать в своих квартирах чучела птиц и зверей. Белорусская организация «Охрана птиц Беларуси» выступает категорически против возвращающейся моды на чучела, объявив акцию «Лучше журавль в небе, чем чучело в руке» (413). Орнитологи считают, что мода на чучела провоцирует убийство редких птиц — сов, орлов, соколов, а кроме этого опасна для здоровья — особенно детей и взрослых, страдающих аллергией (413, 415). В Воронежской области численность филинов и сов в последнее время сократилась на 10–15%, виной чему мода на чучела (414).

Оказывается, при изготовлении кроссовок фирмы «Пума» используется кожа кенгуру. В результате с 1980 по 1985 гг. в Австралии количество кенгуру упало с 32 до 8 миллионов (548).

Для многих гурманов любимым развлечением является отведать какое-нибудь экзотическое блюдо из диких животных. В качестве подобного примера можно привести блюдо из тайванских ресторанов, когда рыба, обжаренная во фритюре целиком с головой, все еще шевелится на тарелке, испытывая страдания и боль, будучи политая соусом и поданная посетителям (223).

Одна из нью-йоркских фирм ежегодно поставляет в рестораны США 600 тыс. литров черепашьего супа, для чего истребляется 5 тыс. морских черепах (548). Ради гастрономических утех ежегодно из Индии поставляется 100 тыс. лягушек (548). Или например, паштет из соловьиных языков, который могут приготовить в Италии. Однако морально ли уничтожать сотни замечательных птиц и животных ради гастрономических услад некоторых неразумных особей человеческого рода? А как можно спокойно жевать черную икру, зная, что осетры занесены в Красную Книгу?

С точки зрения экологии и экологической этики нет объяснения и такому развлечению как коллекционирование диких животных и растений. Красивые бабочки, жуки, дикие растения — кактусы, первоцветы попали в Красную книгу во много благодаря коллекционерам. Например, в Красную книгу Украины занесен махаон, слизнякоед крымский, одной из причин сокращения численности которых считается сбор коллекционерами (272). Морской конек черноморский стал редким благодаря его массовому вывозу для изготовления сувениров (272).

Сбор красивых растений на букеты во многом объясняется теми же эгоистическими мотивациями человека: желанием украсить свой дом красивым цветком путем смерти живого существа. Так, согласно Красной книги Украины, одной из причин сокращения численности цикламена Палласа, сна белого, сна большого, сна чернеющего, сна крымского, воронца крымского, воронца тонколистого, фиалки крымской, рододендрона восточнокарпатского, волчьих ягод пахучих и др., всего около 120 видов высших растений, что составляет около 30% всех высших растений, занесенных в Красную книгу Украины, является сбор на букеты и коллекционирование (273).

Коллекционирование или сбор на букеты и сувениры редких и обычных животных и растений не является жизненноважной человеческой потребностью (также как и спортивная охота), и поэтому не могут быть морально оправданны.