Контрабанда, незаконная торговля и содержание диких животных в неволе у частных лиц и экологическая этика. Незаконная торговля дикими растениями.

Содержание диких животных, чаще всего экзотических у частных лиц, а также приготовление из них специфических блюд или изделий, и связанные с этим контрабанда и незаконная торговля «живым товаром» — яркий пример современного антропоцентрического, эгоистичного, циничного отношения человека к дикой природе. Ради моды, потехи, развлечения и жадности богатых людей, желающих похвастаться друг перед другом диким экзотическим животным, сотни миллионов животных подвергаются невыносимым мукам при перевозке, причем, более половины гибнет. Все это очень напоминает рабство людей из недавней истории человечества. Сейчас также грубо нарушаются права и свободы — только уже диких животных. Причем, чем более редким является животное, чем меньше его осталось в природе (тигр, ирбис, леопард) — тем больше на него заказов, тем дороже оно ценится, тем сильнее обостряется коллекционная мотивация.

Значимым мотивом является мода. Так, после того, как жена Президента США Д. Кеннеди Жаклин Кеннеди стала с 1962 г. носить шубы из меха пятнистых кошек, появился широкий спрос на шкуры леопарда. Причем никого из модниц не волновало, что леопард очень редкий зверь. Невозможно с моральной позиции объяснить или оправдать такие циничные мотивации. С точки зрения экологической этики, содержание диких животных в неволе, особенно которых привозят издалека и не разводят в неволе, является настоящим средневековым варварством. Никакая радость человеческого индивида — хозяина экзотического «живого товара» или гурмана не может оправдать страдания и гибель диких животных. К сожалению, современный анализ отношения к дикой флоре и фауне показывает, что сейчас защита прав диких животных и растений практически невозможна при современных эгоистических нравах человеческого общества.

Украинский и российский законы «О животном мире» запрещают частным лицам изъятие диких животных из природной среды, а также содержание их в неволе у частных лиц без разрешения природоохранных органов (92, 131). Примерно такие требования имеются в аналогичных законах многих других стран СНГ. Однако на практике эти требования закона практически всегда нарушается, никак и никем не контролируется.

Интернет забит предложениям от частных лиц продать различные виды диких животных… «Продаются хищные птицы любых видов, доставка по Украине. Есть в наличии ушастые болотные совы. Также гуси, лебеди, утки, зимородки, вороны и другие птицы фауны Украины. Формируем домашние мини-зоопарки под ключ» (202).

За ястреба или пустельгу просят 1000 долларов, за орлана-белохвоста — 8000 долларов, ушастая сова стоит 300 долларов, медведь — 3500 долларов, волк — 1000 долларов, цена хорошего кречета белой окраски равна цене на хороший импортный автомобиль, различные полозы, питоны и удавы — от 300 до 600 долларов, крокодил — 1000 долларов, шимпанзе — 5000 долларов, кенгуру — 2500 долларов, мангуст — 200 долларов, зеленая мартышка — 1000 долларов, пауки — 10–7000 долларов, геккон — 300–500 долларов, варан — 500 долларов, африканский страус — 1500 долларов, рысь — 3500 долларов, тигр — 5000 долларов, обыкновенный ежик — 15 долларов.

Незаконная торговля дикими и экзотическими животными процветает в Интернете никем не контролируемая. Подобная деятельность является в мире чрезвычайно выгодным бизнесом, стоящим на втором месте после торговли наркотиками. Объем незаконного мирового торгового оборота составляет около 6–20 миллиардов долларов (206, 207, 209). Ежегодно незаконно реализуются в мире сотни миллионов диких животных.

Например, только в Бразилии преступники ежегодно добывают 38 млн. диких животных и зарабатывают на контрабанде около 1 млрд. долларов. Полиции, как правило, удается пресечь лишь 0,45% преступлений (208). С 2004 по 2006 г. количество запрещенного «живого товара» через российские таможни увеличилось вдвое. Более детальные факты поражают своей масштабностью и жестокостью. 2 февраля 2007 г. Благовещенская таможня возбудила уголовное дело по факту провоза товара, который состоял из 600 кг шкур и медвежьих лап и 30 кг голов животных (211). В 2002 г. польская таможня задержала двух украинцев, которые пытались ввезти более тысячи различных черепах и несколько десятков змей, лягушек, в том числе редких (210).

В 1996 г. сотрудниками Шереметьевской таможни было задержано 5222 незаконно ввозимых объекта СИТЕС, в 1997 г. — 9649 объекта. На Дальневосточной таможне с 1995 г. по 1999 г. задержали 2797 объектов СИТЕС (412). В 1999 г. только на Шереметьевской таможне в Москве было конфисковано животных на 127 тыс. долларов (89), а ежегодно проходит через нее «живого товара» на сумму 1,5 млн. долларов (209). Данные Шереметьевской таможни говорят о том, что основными поставщиками запрещенного «живого товара» являются: Перу (30%), Вьетнам (18%), Магадаскар, Иордания (по 7%), Турция (5%), Пакистан, Испания (по 4–5 %) (89).

Главным спросом на контрабанду пользуется тигр (и его дериваты) — около 60 тигров в 1990–2000 гг. экспортировал Дальний Восток России. 35 тигров — Вьетнам, 220 тигров — Индия. На втором месте — леопард. Дальний Восток России экспортировал 5 зверей в год, Индия — 1000 зверей, Вьетнам — 30 зверей в год. Ирбис занимает третье место. Его поставляет Алтайский регион России и республики Средней Азии — всего 12 животных в год (209).

Исследователь контрабанды «живым товаром» В.Г. Прохоров пишет: «Бивни слона, более известные под названием «слоновая кость», стали той трагичной причиной, из-за которой эти животные обречены на постоянное преследование и уничтожение (…). Это напоминает настоящую войну против слонов — кровавую, опустошительную и часто бессмысленную. Это очередная история жестокости человека по отношению к дикой природе» (209). В 1990–2000 гг. в год реализовалось около 920 тонн слоновой кости африканского происхождения в год, что довело выручку до 2,2 млрд. долларов в год. На торговле рогом носорога браконьеры получали прибыль 27,1млн. долларов в год, что составило около 3 тыс. тонн рога носорога. В конце 19 века из Африки было вывезено 3 тыс. тонн слоновой кости, для чего убито 18,5 тыс. слонов (548).

Ежегодно в мире на рынках незаконно продается 5 млн. диких птиц, 300 тыс. обезьян, 15 млн. диких пушных зверей, 12 млн. орхидей, 8 млн. кактусов, 5 млн. луковиц диких растений, десятки миллионов шкур змей, крокодилов и варанов, несколько миллионов лап лягушек (276, 304, 412), 140 тыс. черепах (548). В 1980 г. во всем мире было уничтожено 5 млн. крокодилов (548).

В 1995 г. в Крыму браконьерами были выбраны птенцы из 5 гнезд сапсана. Пока шли переговоры о продаже, птенцы погибли. В Николаевской области (Украина) уничтожены многие места обитания полоза, вывозимого в Европу. Из Крыма и Карпат в страны Европы тоннами вывозится контрабандная виноградная улитка (304). По-видимому, в огромных размерах в Европу из Украины вывозится и озерная лягушка, экспорт которой из Украины во Францию в 1970-х достигал 50–60 тонн в год (302).

В 2000 г. в России незаконный оборот древесины составил до 600 млрд. рублей, а объемы нелегального экспорта рыбной продукции с Дальнего Востока — до 4,5 млрд. долларов в год (307).

Огромное количество редких диких животных убивается ради изготовления экзотических кушаний, лекарств и изделий. Для фармацевтических целей, чаще всего сомнительного свойства, используют геккона, черепаховый панцирь, скелет «дикого козла», скелет обезьяны, оленьи рога, кости тигра, медвежью желчь, рог носорога, мускус кабарги.

В качестве примера можно привести мускус кабарги, маленького безрогого оленя, обитающего в России от Алтая до Сахалина. У половозрелых самцов кабарги на животе есть специальная железа, накапливающая сильно пахнущий мускус. Он широко используется в восточной медицине. По подсчетам экспертов, вывоз в 1999–2000 гг. из России мускуса кабарги составил около 450 кг в год, это в 10 раз больше легального экспорта. Одна высушенная мускусная железа весит 20–30 грамм. Получается, что в год в России для ее добычи уничтожается около 1200–1500 особей кабарги, включая самок молодняк (т.к. кабаргу добывают в основном при помощи петель) (216). По другим данным, 82–84% кабарги в России добывается сейчас нелегально (317).

В Алтае-Саянском регионе России неофициальная добыча соболя в 10 раз больше разрешенной. Сейчас основной потребитель соболя — богатые люди Запада. Браконьерски добытый мех соболя получает легализацию на аукционе Союзпушнины в С.-Петербурге, а затем направляется на крупные пушные аукционы в Хельсинки, Копенгаген, Лейпциг, Сиэтл, Торонто и Нью-Йорк (271).

В Интернете существуют заявки на приобретение и продажу за рубеж из Алтае-Саянского региона занесенных в Красную книгу России животных — аргали, снежного барса, балобана и сапсана, тигра, дальневосточного леопарда и алтайского улара (271). Нелегальной добычей соколов в этих местах занимаются сирийцы. Для организованной ловли соколов существует следующая схема: приезжий араб женится в Хакасии на местной женщине и очень быстро получает регистрацию. Затем к нему приезжают в гости его друзья — арабы, и, не вызывая подозрений, беспрепятственно ловят соколов для контрабанды в арабские страны (271).

Ежегодно в мире отлавливается около миллиона редких диких птиц, большая часть которых (87%) затем продается в страны Европейского Содружества. Кроме этого ежегодно в мире ловится около 4 миллионов нередких диких птиц. Почти 60% этих птиц гибнет при перевозках. С 1 июля 2007 г. Европейское Содружество запретило ввоз в страны Содружества диких птиц (245).

С 2000 г. по 2005 г. 3.4 млн. ящериц, 2,9 млн. крокодилов и около 3,4 млн. змей было уничтожено в мире для производства модной одежды и женских сумочек в странах Евросоюза (366). Значительная часть была завезена нелегально.

Для употребления в пищу на китайских и вьетнамских рынках продают редких черепах, лори, обезьян, питонов, барсуков, варанов. Из многих редких животных изготавливают поделки: кошелек из кожи слона, маленькие кольца из черепахового панциря, черепаховый браслет, черепаховый гребень и нож, оправу для очков, веер, ремень, кошелек из змеиной кожи, бумажник из кожи ящериц, ремень из крокодиловой кожи, шкуры леопарда, тигра, зуб тигра, кабана, медведя, коготь тигра, оленьи рога и т.п. (213).

Подсчитано также, что объем нелегальной торговли российскими дикими животными (без учета рыбной продукции) наносит ежегодно России ущерб в 10 млрд.долл. По итогам 2006 г. в России было возбуждено 6 уголовных дел за контрабанду живого товара (214). Уровень прибыли от контрабанды по некоторым группам объектов дикой природы в мире составляет 600 — 1500 % (209). При этом реально задерживается только 10% контрабанды (207). В Украине оборот «живым товаром» в год составляет около 200 млн. долларов, из них около 30% приходится на легальную торговлю. Средний ежедневный оборот торговли экзотическими животными на киевском Куреневском рынке составляет 5 тыс. долларов. В год через рынок проходит более 400 попугаев жако и более 150 обезьян (206).

Практически ничего не могут сделать таможенные органы с завозом в Украину черной икры. Сейчас официально в Украину черная икра не ввозится, поэтому вся икра, которая продается в стране, является контрабандной (за исключением искусственной «черной икры») Как правило, ее везут из Сахалина или Каспия полулегально, под прикрытием документов на красную икру (215).

К сожалению, украинская таможня, экоконтроль Минприроды и украинские пограничники очень пассивны в борьбе с контрабандой дикими животными и в год выявляют 4–5 случаев провоза незаконного живого товара (206). Кроме открытой контрабанды, диких животных перевозят по «дипломатической линии», на этом часто зарабатывают мелкие и средние чиновники-дипломаты. Иногда для незаконной продажи–покупки используют зоопарки (которые имеют официальное право закупать животных), или выдают редкий вид за обыкновенный (таможенники слабо разбираются в животных). Украинская фирма «Бион» ввозит в Украину ящериц, в таможенных документах не определено какой это вид, поэтому нередко ввозятся запрещенные виды.

Еще один распространенный способ обмануть контролирующие организации — подделать документы, что якобы данное животное родилось в неволе. Такого рода услуги за определенную плату оказывают многие украинские и российские питомники. Нередко бывает так, что животное, которое конфискуют на таможне, потом все равно (за плату) оказывается в руках контрабандистов.

Следует особо подчеркнуть, что контрабанда дикой фауной предполагает очень жестокое обращение с животными. Дабы скрыть животных от контроля, их перевозят в необыкновенно тяжелых условиях. Животных везут в специально закамуфлированных контейнерах, термосах, маленьких клетках, чемоданах с двойным дном большими партиями по 60–100 особей. Перед самолетом животному вводят снотворное (89). Черепах заматывают скотчем, попугаев запаковывают в консервные банки или заворачивают в газеты (иногда крылья птиц гвоздями прибивают к стенкам чемодана, чтобы животные не двигались), обезьян накачивают клофелином, связывают лапы и заклеивают пасть пластырем (206, 207).

Черепах из Средней Азии везут в мешках, которые бросают при перевозке, многие черепахи от ударов гибнут, у них ломается панцирь, трупы черепах во время длительных переездов начинают гнить, от трупного яда погибают еще живые черепахи, находящиеся в мешках. Лемуров контрабандисты везут в карманах пиджака, змей обматывают вокруг тела и приклеивают скотчем к ноге, им суровыми нитками сшивают пасти, вырывают зубы, птицам подрезают крылья (313).

Как правило, животные обезвожены и страдают от перепада температур и от голода. В итоге 50–70% животных гибнет при перевозке (89). Контрабандисты нередко используют диких животных для перевозки наркотиков. В США в 1993 г. таможенный инспектор обратил внимание на странную форму змей, которых перевозили вместе с другими животными из Колумбии. Оказалось, что тела 225 змей были начинены презервативами, наполненными кокаином. Все змеи погибли (217).

Однако, даже если животных конфискуют таможенники, их мучения на этом не прекращаются. Таможенники нередко отдают животных обратно контрабандистам, или, ввиду отсутствия приютов по передержке, уничтожают. Так, в 2002 г. 14 больших белых попугаев из Конго, стоимостью 2,5 тыс. долларов каждый, конфискованных херсонской таможней, были, из-за опасности распространения инфекции, сожжены (205). В начале 2007 г. на криворожской таможне была усыплена партия контрабандных обезьян. К сожалению, приютов по передержке конфискованных на таможне животных в Украине нет. В России до последнего времени их тоже не было, первый был открыт в Москве в 2007 г. (207).

К сожалению, контролирующие государственные органы не проявляют необходимого внимания к незаконной торговле живым товаром. В июне 2007 г. в киевском магазине «Дары моря» нами была обнаружена незаконная торговля живыми черепахами, которых богатые гурманы покупали для приготовления черепашьего супа. После обращения Киевского эколого-культурного центра к киевским властям, мы получили ответ от начальника Главного управления по вопросам торговли Киевгорадминистрации В. Щербенко (от 28.08.07 № 041/07–2232) следующего содержания: «От генерального директора ПП «Дивиал–2000» Диденко В.О. взято пояснение, что 19 июля 2007 г. случайно было принято от поставщика живая рыба вместе с неприметными черепахами, после чего черепах сразу возвратили поставщику» (31). Естественно, г. Диденко за нарушение природоохранного законодательства никак не был наказан. Серьезной этической и экологической проблемой является отлов тропических рыбок для аквариумов. Только Филлипины в год экспортируют 2–3,5 млн. тропических рыбок на потеху людей. Танзания экспортирует 250 тыс. кг кораллов (548).

Нередко дикие животные содержатся в неволе у частных лиц в ужасных условиях. Канадские путешественники, в 2005 г. посетившие Россию, были поражены жестоким отношением к медведям: «Мы были в шоке, — заявил на пресс-конференции Тим Харви, — такие медвежата встречаются каждые 10–20 километров. В одном из городов мы увидели сгоревшее кафе, у развалин которого осталась клетка с запертым трехмесячным медвежонком. Кормили его только проезжавшие мимо» (128).

Характерный пример — грустная история белокоготного краснокнижного медведя Моти из Перми, проданного из зоопарка охотникам на притравку.

Информация о медведе дошла до зоозащитников из благотворительного фонда содействия животным «Приют на Липовой горе», которые выехали в охотхозяйство с проверкой. Мотя сидел в очень маленькой грязной клетке, размером 1,5 на 0,8 м, фактически напоминающей по параметрам собачью конуру. Да и сам медведь в свои три года по размерам не сильно отличался от собаки. На шее Моти виднелись кровоточащие раны — результаты травли собаками. Все обращения зоозащитников к начальнику РОВД Дзержинского района, и к руководителю краевого управления Россельхознадзора, и, наконец, к губернатору края оказались безрезультатными, поскольку чиновники всех перечисленных структур оказались заядлыми охотниками.

В разгар шумихи медведь был перевезен хозяином в другое охотхозяйство, однако, когда бдительные зоозащитники съездили на место с проверкой, то, к своему ужасу, обнаружили вместо Моти бурого медведя, хотя Россельхознадзор регулярно предоставлял акты об условиях содержания Моти. Собрат Моти по несчастью оказался настолько изувечен охотничьими собаками, что у него практически был вырван нос и повреждены половые органы (141).

Из-за практикующейся в России аморальной зимней охоты на медведей в берлоге, ежегодно в стране появляется 5–6 тысяч медведей-сирот. Часть из них гибнет, большинство попадает в кафе на заправки, где они содержатся в жутких условиях (128). Примерная история повторяется в Украине, где медвежат добывают в Карпатах. В Украине на автозаправках (в основном в западной ее части) мучается около 100 медведей. Летом 2007 г. в Общество защиты животных «SOS» обратился человек, который сообщил о медвежонке Грише, который живет в очень плохих условиях в одном из домов в донецком городке Красный Лиман. Если его срочно не забрать, — писал корреспондент, — то хозяева его зарежут на мясо, или отдадут охотникам для натаскивания собак» (31).

Мода на экзотических животных распространяется с каждым днем. Только в Москве в квартирах горожан живет около 300 тысяч рептилий, в основном черепахи (313). Огромное количество их гибнет из-за неправильных условий содержания. Игуанам, черепахам, крокодилам нужно обеспечить температуру более +30°С, а это не всегда удается. Приобретая экзотическое животное, люди просто не задумываются, как трудно его содержать в неволе. В итоге львы и тигры ходят по коврам, пристегнутые цепочкой к батарее. В 2007 г. Организация за этичное обращение с животными (РЕТА) объявила поп-звезде Майклу Джексону обвинение в ненадлежащем содержании диких животных на его ранчо Neverland. Активисты написали жалобу в Министерство сельского хозяйства США, чтобы обратить внимание официальных лиц на бедственное положение жирафов, слонов и крокодилов в бывшей резиденции певца.

По утверждению РЕТА, животные брошены на произвол судьбы. Представительница Организации за этичное обращение с животными сказала, что она видела фотографии, на которых заметно, как плохо живется животным на ранчо, за ними никто не следит и не убирает. Также РЕТА подозревает, что поскольку, по некоторым сведениям, Джексон перестал платить служащим, то животных не кормят (224).

Один известный человек, нефтяной магнат, держит в загородной резиденции снежного барса. Начальник службы безопасности знатного нефтяника обратился к ветеринару с просьбой объяснить, как правильно обращаться с хищником, поскольку язык электрошока зверь не понимает (313).

Наигравшись четвероногими или пернатыми «рабами», многие богатые хозяева выкидывают своих экзотических питомцев на улицу, а часть диких животных сбегает от своих хозяев. Так, летом 2007 г. в Украине было зарегистрировано два случая побега крокодилов (один — уплыл в Киевское море в Вышгородском районе на Киевщине, второй сбежал в Мариуполе от фотографа и жил в Азовском море). Нередко из квартир уползают змеи, сбегают обезьяны, улетают попугаи, а сами хозяева выплескивают в унитазы аквариумных рыбок. Всем этим животным с наступлением холодов грозит гибель.

В городе Звенигороде Московской области жестокие и безнравственные люди споили верблюда. Верблюд-алкоголик является «звездой» кабака «У верблюда». Интересно, что эти вопиющие факты остаются незамеченными многочисленными российскими и украинскими экологическими организациями, занимающимися охраной биоразнообразия, а также государственными природоохранными органами. «А действительно, в чем проблема?, — спросил меня один известный зоолог. — Ведь все это охране видов не угрожает? Подумаешь, сотня медвежат страдает на бензозаправках! От этого медведь как вид в России не исчезнет!» Действительно, не исчезнет. А на мучения отдельного дикого животного наши отечественные зоологи и экологи обращать внимание еще не научились.

Однако цивилизованные страны Европы являют собой совсем другой пример. Например, в Германии в городишке Айфель семья Штеффенс основала частную станцию для лечения диких животных. Здесь лечатся птицы более 60 видов, 70% из поступивших больных удается выходить. Сейчас на станции содержится более 900 питомцев (129).

Государство должно нести ответственность не только за защиту прав человека, но и прав флоры и фауны. На практике это означает проверку содержания диких животных у частных лиц. И если нет соответствующих разрешений или дикие животные содержатся в тяжелых условиях, их нужно забирать и определять в специальные пункты по передержке диких животных, деятельность которых также должно финансировать государство. В качестве характерного примера бесконтрольности контрабанды живым товаром можно привести незаконное приобретение в 2006 г. одним из жителей Киева двух котят амурского тигра (без какого-либо разрешения СИТЕС) и незаконное содержание их более двух лет в частном зверинце в Киеве (и лишь в феврале 2008 г. этот факт был обнаружен и тигры переведены в Киевский зоопарк).

Незаконная торговля дикими растениями с каждым годом увеличивается в своих масштабах. Так, многие мексиканские кактусы и тропические орхидеи оказались под угрозой уничтожения именно из-за контрабанды. Особенно в этом преуспевают японцы и чехи (218). В Украине значительные партии редких подснежников и белоцветников в феврале–марте незаконно вывозятся из Крыма и Карпат в крупные города России. Ежегодно в феврале–апреле в Киеве продается незаконно около 3 млн. первоцветов, а в Украине — около 20 млн. В Украине в настоящее время, кроме первоцветов, массово и незаконно добывается белая лилия для ее реализации аквариумистам и фирмам, занимающимся ландшафтным дизайном в Украине и за рубежом (240).

Зафиксированы случаи попыток контрабанды редких тянь-шаньских елей из Киргизстана в Казахстан (219). С Крыма незаконно везут стволы тиса ягодного, можжевельника, самшита, древесины которых используются на поделки. В лесах Закарпатья рубится дикая черешня, которая затем оформляется на таможне как срубленная в садах. Под видом «ясеня» из Украины вывозится запрещенный к вывозу бук (304).

С Дальнего Востока России в соседние азиатские страны нелегально вывозится корень женьшеня (в 1999 г. было конфисковано 36 кг корня), заманиха, лимонник китайский, элеутерококк колючий, кирказон манчжурский и др. (57). Причем добыча женьшеня ведет к полному исчезновению этого растения, так как сборщики женьшеня практически не контролируемы. Нелегальный сбор родиолы розовой и левзеи сапровидной стал настоящим бедствием в Красноярском крае. Этим в основном занимаются киргизы, которые приезжают по 7–8 человек, и месяцами живут вдоль трассы Кызыл–Абакан в шалашах. Они выносят растения из леса мешками, продают прямо у трассы (271).

Подытоживая сказанное, можно заключить, что вред от контрабанды живым товаром состоит в следующем:

1) в массовом уничтожении редких животных и растений;

2) в жестоком обращении с животными;

3) в распространении и передаче заболеваний от животных к людям;

4) в воспитанни неуважения к законам;

5) в нанесении экономического ущерба государству.