Вековые деревья нужно охранять не только потому, что они чудеса света или памятники истории и природы. Они еще — живые существа, а экологическая этика призывает уважать любую жизнь. Каждое вековое дерево принципиально уникально и неповторимо. Торо говорил, что когда рубят живое дерево, в этом есть что-то почти трагическое, ибо оно становится «всего лишь древесиной».

«Никто не слышит, как падают и расстаются с душой старые деревья, — пишет российский публицист Дм. Шеваров. — Наверное, это случается ночью. Они падают, стараясь никого не задеть, так, будто хотели уйти, да споткнулись в темноте и упали». По мнению главного научного сотрудника казанского Института биохимии и биофизики РАН, академика РАН И. Тарчевского, деревья могут чувствовать и общаться. Материнское дерево, переживая стресс, заболевает, когда гибнут пересаженные от него молодые деревца. Растения могут предупреждать друг друга о надвигающейся опасности, дают друг другу советы, расцветают от доброго, ласкового отношения к ним человека, и погибают от холодного и равнодушного. С точки зрения экологической этики все живые существа, в том числе и деревья, вне зависимости у них разума, имеют свои интересы, потребности, права и внутреннюю ценность. Деревья, подобно людям и ежикам, имеют способность к питанию и росту, дыханию и самозащите, и свойства и наклонности, подобные этим, определяют их интересы. А кто имеет интересы, тот нуждается в правах для их защиты. Другими словами, деревья, как субъекты жизни, имеют свои интересы, права, внутреннюю ценность и поэтому должны защищаться ради них самих.

Деревья могут иметь следующие права:

• право на существование;

• право на возмещение ущерба по вине человека;

• право на свободу;

• право на процветание;

• право на отсутствие ответственности перед человеком;

• право на защиту законом;

• право на необходимую для существования долю земных благ.

Однако на практике всегда можно найти достаточно оснований, чтобы игнорировать права и интересы индивидуальных деревьев. И если пока мы не можем защитить все индивидуальные деревья (что не делает их не имеющих отношения к экологической этике), то можем взять под абсолютную охрану хотя бы часть из них — занесенные в Красную книгу, мемориальные, и, конечно, вековые (т.е. достигшие предельного возраста для данного вида).

Эти деревья реально могут рассчитывать на наше экоэтическое к ним отношение как к живым существам.

Вековые деревья, они как и старые люди — больные и слабые, и поэтому требуют внимания и заботы. А больного и слабого защищают не потому, что это экономически выгодно, а потому, что он слабый и больной, и защитить себя не может.

Вековые деревья ожидают нашей доброты, милосердия и жалости. Они живут для того, что их охраняли и лелеяли, а не для того, чтобы уничтожали. Охрана вековых деревьев — это наш ритуал покаяния перед теми деревьями, которых уже нет на земле по вине человека.

Вековые деревья нужно не только защищать от рокового товара, но и лечить: заделывать дупла, подкармливать корни, поддерживать опорами старые ветви. Даже с мертвыми вековыми деревьями нужно обращаться почтительным способом.

Думайте о вековых деревьях, как о своих старших родичах, вслушивайтесь в их мудрый шепот, ведите с ними беседы, подружитесь с вековым деревом. Оно никогда не предаст.